Colorator.Net - раскраски для детей
1 1 1 1 1 Рейтинг 4.75 (8 Голосов)

Повесть: «Отпуск крокодила Гены»

–А сейчас нет, –совсем огорчился Чебурашка.
–Вот и хорошо, –сказал проводник, –значит вы не зря меня вызывали. Мы с вашей помощью поймали зайцев.
–Где они? –спросил Чебурашка.
–Вот они, –ответил проводник. –Вы и есть зайцы. Я вас буду высаживать и штрафовать.
–Как так высаживать? –спросил Чебурашка. –Мы же еще до юга не доехали.
–Как так штрафовать? –спросил Гена. –У нас и денег нет. Наш кошелек тоже пропал.
–Значит, до юга вы дойдете пешком, –сказал проводник, –а оштрафую я вас на обратном пути.
Когда он ушел, Чебурашка долго смеялся:
–Как же он нас будет штрафовать на обратном пути, когда мы будем на юге.
Перед ближайшей станцией Гена долго толковал проводнику:
–Но ведь у нас были билеты, когда мы садились в вагон. Мы же вам их показывали.
–Вот поэтому я вас и посадил, –отвечал проводник, –а сейчас у вас билетов нет, поэтому я вас и высаживаю.
–Внимание! Внимание! –закричал он остановочным голосом. –Наш поезд прибывает на станцию Березай. Просьба освободить вагоны!
Делать было нечего, Гена с Чебурашкой стали освобождать вагоны. Сначала на платформу вышел Гена с чемоданом на колесиках, следом за ним проводник вынес Чебурашку с рюкзачком и тортом.
Из последнего вагона вывалились туристы-гитаристы и с громкой песней отправились в лес.
Нет ничего приятнее
Природы среднерусской,
Когда у вас есть топоры,
И динамит, и тол.
Там будет речка за бугром
С прекрасною закуской…
Глуши ее, души ее,
Тащи ее на стол.
И эта песня ни Гену, ни Чебурашку не радовала.
–Я теперь в председатели колхоза пойду, –сказал Гена.
–Почему? –удивился Чебурашка. –Зачем?
–Чтобы деньги на обратную дорогу заработать.
–Да что ты, Гена, не надо, –сказал Чебурашка. –Мы обратно бесплатно, пешком пойдем. Здесь недалеко, всего двести километров. Торт у нас есть.
–Что ж пойдем, –сказал Гена и грустно покатил по платформе свой чемодан. –Кажется, наши приключения заканчиваются.
И не обратили внимание Гена и Чебурашка, что из последнего вагона поезда выскользнула на платформу худощавая женщина в черном плаще и зеленых очках. А то бы они поняли, что их приключения только начались.
–Лариска, –сказала старуха Шапокляк своей дрессированной крысе, –иди погуляй.
И пока крыса радостно гуляла вокруг ближайшей помойки, Шапокляк сосредоточенно думала. Потом она сказала:
–Лариска, на место! Ты знаешь, как я люблю природу. Особенно, загородные рестораны. Там всегда бывает шоколадное мороженое. Вперед!
Гена с Чебурашкой за это время уже прошли большой отрезок пути до Москвы. Метров двести.
–Гена, –сказал Чебурашка, –тебе тяжело нести вещи. Давай я их понесу, а ты возьми меня.
–Давай, Чебурашка, –согласился Гена. Он поднял Чебурашку, и, почти не глядя под ноги, пошел дальше.
А под ноги надо было смотреть, потому что рельсы раздвоились. И незаметно для себя самих Гена и Чебурашка отвернули от главной дороги и пошли по ветке, ведущей куда-то в сторону. К какому-то большому заводу, стоящему в глубине леса. Потому что, как вы знаете, рельсовые пути ни к шалашам, ни к палаткам обычно не ведут. И к кинотеатрам тоже.отдыхающие и рыбаки на берегу реки
И, хотя рельсовые пути к шалашам и палаткам не ведут, этот рельсовый путь привел Гену и Чебурашку именно к палаткам. К палаточному лагерю туристов-гитаристов.
Под музыку Вивальди гитаристы разбивали лагерь. Музыка Вивальди неслась из походного приемника главного туриста, потому что никакой другой в это время не передавали, а тишину туристы не переносили. И Вивальди ревел со страшной силой.
Главного туриста звали Владимир Иванович, а кличка его была Папирус. Вообще-то, в молодости его прозвали Папироса, но постепенно он рос, мужал и со временем стал Папирусом. Шибко умный был.
–Эй, ребята, –скомандовал он, –бросайте-ка вы палатки и займитесь добычей добычи. Ты, Молчун, иди ставь капканы. А ты, Кудряш, устанавливай сеть на реке.
Разумеется, Молчун был самым болтливым человеком в их компании, точнее, в их шайке, а Кудряш был лысый, ну просто как самый обычный электрический выключатель.
–Да, –сказал Молчун, –мы уйдем, а ты останешься один на один с тортом. А потом, как в прошлый раз, скажешь, что торт съели пчелы.
–Это не торт, –сказал Папирус. –Это динамит. Если не веришь мне, дерни за веревочку. От тебя ничего не останется, одни пуговицы.
–А зачем нам динамит? –спросил болтливый Молчун. –Мы что в партизаны идем. Будем поезда под откос пускать?
–Мы будем рыбу глушить.
–А на кого мы ставим капканы? –спросил Молчун.
–На зайцев, куропаток, барсуков.
–А курицы, поросята?
–Да их в лесу не бывает никогда, –ответил Папирус. –Ты что больной?
«До чего природу довели, –решил про себя Молчун. –Ничего вкусного в лесу не осталось».
–Слушай, Гена, –сказал Чебурашка, –может, мы попросимся к туристам. Мы будем им помогать –разжигать костер, собирать дрова. И тебе не придется работать председателем колхоза.
Но Гена не согласился.
–Нет, Чебурашка, эти туристы какие-то ненастоящие. Посмотри, как они палатки ставят, как деревья ломают. Настоящие туристы природу берегут. А эти только о себе думают.
И, повздыхав, наши герои двинулись дальше.
Старуха Шапокляк тем временем сидела в маленьком кафе при станции и изо всех сил ела мороженое. Она подозвала официанта:
–Милый юноша, как часто от вас ходят поезда на Москву? Юноше было уже лет сорок восемь. Он ответил:
–Очень часто. Утром и вечером. Через день.
–Так, –сказала старуха, –сейчас у вас еще не вечер?
–Нет, не вечер. Но уже и не утро.
–При чем здесь утро? –рассердилась старуха.
–При том, что сегодняшний утренний поезд уже ушел. А завтрашний вечерний поезд будет только завтра. Они ходят через день.
–Ку-ку, кукареку! –сказала сама себе Шапокляк. –Кажется, я влипла. А где у вас ближайшая гостиница, в смысле отель? –обратилась она к официанту.
–Ближайшая гостиница, в смысле отель, у нас в Москве, –ответил юноша.
«Точно влипла», –поняла Шапокляк. Она расплатилась, вышла на железнодорожный путь, вынула кошелек крокодила Гены, дала его понюхать Лариске и скомандовала:
–Лариска, след!
Было жарко как в бане. Наконец железнодорожный путь уперся мостиком в речку. Кусты касались воды и сосны давали смешанную тень. Если забыть о том, что до Москвы 200 километров, а из денег в руках только торт, то можно было почувствовать себя как в раю.
–Гена, –сказал Чебурашка, –давай искупаемся.
–Давай, –согласился Гена.
Они подошли к воде, разделись (главным образом Гена, он снял пиджак и брюки, Чебурашка снял только рюкзак и очки) и бросились в воду.

Все права защищены © 2012-2017 www.OlleLukoe.ru