Colorator.Net - раскраски для детей
1 1 1 1 1 Рейтинг 4.00 (16 Голосов)

Повесть: «Тётя дяди Фёдора, или Побег из Простоквашино»

Глава шестая - ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Тётя Тамара даром времени не теряла. Каждое утро она железной рукой всех куда-нибудь нацеливала. Утром во время завтрака она сказала:
- Жизнь у нас должна идти по двум руслам: по хозяйственному и по духовному. С хозяйственностью мы кое-как справляемся. Дрова мы заготовили, грибы, корову сеном мы обеспечили.
"Ничего себе "мы", ничего себе "обеспечили"! - подумал Матроскин. Когда это я один все лето спины не разгибал".
Тётя продолжала: кот Матроскин, Шарик и тётя Тамара в огороде
- А вот с духовным руслом у нас дела обстоят хуже. Скажи мне, Шарик, когда ты в последний раз читал труды академика Павлова?
Шарик стал вспоминать. Он много трудов вспомнил, но труды академика Павлова как-то не всплыли. Шарик даже покраснел от размышлений. Он стал красный, как морковка, ближе к свёкле. Только из-за его повышенной мохнатости никто не увидел, как ему стыдно.
- Или ты, Матроскин, - говорит тётя Тамара, - как часто ты заглядываешь в книги товарища Мичурина? Это был садовод такой прогрессивный. Мне в армии про него много рассказывали. Особенно про его трагическую гибель.
- А как трагически погиб товарищ Мичурин? - спросил бывший ординарец Иванов-оглы.
- Упал с выращенной им клубники… Или с огурца. Представляете, какой это был огурец!
- Скользкий, - говорит Шарик.
- Не скользкий, а гигантский! - поправила его тётя Тамара. - Одним таким огурцом можно было всю деревню Простоквашино накормить. А ты, дядя Фёдор, становишься у нас Иваном, не помнящим родства, - продолжала она. - Как у тебя обстоят дела с русской историей? Когда ты в последний раз ходил в патриотический поход по родному краю?
- Я каждый день хожу в патриотический поход по родному краю, когда в соседнее село Троицкое за хлебом иду, - отвечает дядя Фёдор. - Особенно зимой, когда снегу по колено.
Кот Матроскин тихонько так говорит дяде Фёдору:
- Всё, я больше не могу. Я забираю Мурку с Гаврюшей и ухожу в патриотический поход. Я знаю один дом, где лесники живут.
- Нельзя, - говорит дядя Фёдор. - Папа и мама здесь одни пропадут.
- А мы их с собой возьмём.
- Нет, - говорит дядя Фёдор. - Мы не должны сдавать наше Простоквашино. Мы сейчас выборами займёмся.
- Слушайте, - вдруг вступил папа. - А наш Шарик совсем про своё фоторужьё забыл. Почему бы тебе, Шарик, не выпустить патриотическую стенгазету?
- Какую такую стенгазету? - не понимает Шарик.
- А такую, - объясняет папа. - "Военные уходят на пенсию, но не сдаются!" И десять фотографий тёти Тамары за работой по воспитанию молодого поколения.
- Это мысль! - поддержала мама. - Тётя Тамара сейчас так хорошо выглядит на свежем воздухе. Очень она фотогеничная стала.
Тётя Тамара застеснялась немного, но спорить не стала. Мысль о военных пенсионерах, которые не сдаются, показалась ей прогрессивной и воспитательной.
Ординарец Иванов-оглы сказал:
- Эх, жаль, что у меня во время службы фоторужья не было. Я бы столько военного патриотизма наснимал. Помню случай у нас был с товарищем полковником, аккурат под Новый год. Пришёл приказ списать старые танки.
В это время почтальон Печкин подошёл. Он даже поразился:
- Неужели наша армия на старых танках воюет?
- Нет, - объяснил Иванов-оглы. - Это только так говорится - "старые танки". А они совсем новые, в масле, даже не надёванные. Просто у них гарантийный срок кончился.
- Вот бы мне такой танк ненадёванный! - сказал Печкин.
- Зачем? - удивились все.
- Почту развозить. От собак отбиваться, от мафии. Да мало ли что, где дачники в машине застрянут, так я их танком вытащу. Я такой бизнес открою по вытаскиванию. У нас дороги, сами знаете, какие! А ещё охота… на кабана там, на утку!
- На утку с истребителем охотиться надо! - проворчал Матроскин.
А Иванов-оглы продолжал:
- Надо танки списать. Это ж море работы. Их надо отвезти на завод танкоразрезательный. Перевозка денег стоит. Там разрезать на части. Разрезка денег стоит. Части надо переплавить на слитки. Переплавка денег стоит. А слитки надо продать секретному танко-тракторному заводу для производства новых танков. А платят за эти слитки чепуху. Одни расходы получаются. Другой бы товарищ полковник растерялся. А наша товарищ полковник выход нашла.
Тут тётя Тамара вмешалась:
- Знаешь что, Иванов, ты эту историю без меня расскажи. А то мне неловко, что при мне меня хвалят. Я пойду пока в огород хозяйством займусь.
Она вышла из домика и стала яблоню раскачивать, на которой последнее яблоко висело. Иванов продолжал:
- Как вы думаете, что же она придумала?
Все спросили:
- Что?
- Она придумала эти танки врагам сдать.
- Каким врагам?
- "Синим".
- Что это за враги такие синие? - спросил Печкин. - Мороз, что ли, был?
- При чём тут мороз? - удивился Иванов-оглы. - Просто у нас были военные учения. Мы были "зелёные", а они "синие". Вот мы им танки и сдали. Они - военные десантники.
- Значит, вы проиграли учения? - спросил папа.
- Ну да.
- Военные учения надо выигрывать, - говорит Печкин. - Это же очень плохо, что вы их проиграли. Непатриотично.
- С тактической точки зрения это непатриотично: им дали почётные грамоты, а нам нет. Но со стратегической это хорошо. Потому что они с этими танками полгода мучились, пока переплавили. А мы даже премию получили за экономию средств. И ещё товарищу полковнику значок вручили "Спасибо" третьей степени.
Он так закончил:
- Нет, вы со мной не спорьте: ваша тётя Тамара - большого государственного ума человек.
С ним спорить никто и не собирался.
- Мы с ней одних валенок за прошлую зиму штук двести сэкономили. А уж про шапки с ушами я молчу. Мы с ней на одном сырье можем три года жить. И ещё сэкономить.
Шарик немедленно схватил фоторужьё и пошёл эту государственного ума женщину фотографировать. Она шаг, и он шаг. Она к яблоне подойдёт, и он к яблоне. Она в коровник Мурку погладить, и он в коровник. Она идёт с лопатой в огород, он следом.
Шарик, конечно, набегался за день. Но больше никто его в речку на заготовку рыбы не "бросал". А Матроскина "бросили" в лес на заготовку лесных грибов - опят.
Папу с мамой опять "бросили" на педагогику: последние четыре тома осваивать. А Печкин и Иванов-оглы получили указание перенести пианино из сарая в палатку, а оставшееся время использовать для общения с природой путём "побелки яблонь от кроликов и других насекомых".
- Я думаю, нам не удастся использовать время для побелки от кроликов, - сказал почтальон Печкин.
- Почему? - удивился ординарец Иванов.
- Я слышал, это пианино на станции четыре здоровых грузчика двигали. А нас только двое. Мы весь день его толкать будем, мы умрём, а пианино с места не стронем.
- Эх, Печкин, Печкин, - говорит ординарец Иванов. - Нет у вас гражданской широты мышления. Не видите вы ясных горизонтов.
- А вы видите ясные горизонты?
- Видим. Мы военную хитрость применим, - говорит Иванов-оглы. - Мы будем по очереди то один конец пианино поднимать, то другой. И будем так шагать, пока в палатку не пришагаем.
А пока они так пианино двигали, Иванов-оглы всё Печкину случаи из военной жизни рассказывал.
- Вот помню, наш полк отрабатывал приземление на парашютах в болотных условиях. Мы всем моторизованным полком должны были в одной лесотундре приземлиться. А где ж на тётю товарища полковника парашют взять? Она же у нас двухгабаритная. Её вертолёт и так еле-еле поднимает. Другой бы товарищ полковник растерялся. А наша товарищ полковник не такая. Она нашла выход.
Тут даже папа встрял. Он закричал из сарая:
- Что же она придумала? На верёвке спускаться?
- Какая там верёвка с двух тысяч метров!

Все права защищены © 2012-2017 www.OlleLukoe.ru