Colorator.Net - раскраски для детей
1 1 1 1 1 Рейтинг 4.61 (41 Голосов)

Меховой интернат

Матушка выпила аспирин и закуталась в одеяло.
— Теперь поспите, — сказала Люся. — Скоро вам станет легче.
— Спасибо, милая девочка.
— До свидания, матушка Зюм-Зюм.
Меховая мелкота и крупнота уже была за партами. Все встали на передние лапы и от радости замахали задними.
— Блюм, — сказала Люся. — Сейчас пойдет к доске… — Она посмотрела на маленькую белку с первой парты. — Пойдет…
Но белочка не дала сказать, а забежала вперед:
— А почему вы Плюмбум-Чоки не вызываете?
Ее серебристые очки так и сверкали во все стороны. Дылда волк, сидящий рядом, важно поддержал:
— Да, почему?
— Плюмбум-Чоки? А это кто? Где он сидит?
— Он в дыре сидит! Вон! Вон! — повскакала с мест учащаяся мелочь. Они показывали на круглую дыру в потолке. Оттуда к доске тянулся канат.
— Хорошо, — согласилась Люся. — К доске пойдет Плюмбум-Чоки.
Никто из дырки не показывался. Люся вопросительно посмотрела на белочку.
— А он не может пойти. Не может! — захлопотала белочка. — Он ходить не умеет. Он лазает.
Люся поджала губы — уж не разыгрывают ли ее? И сказала строго, с нажимом:
— Сейчас к доске полезет Плюмбум-Чоки.ленивец в классе
Сначала из дырки посыпался мусор — зеленая труха. Затем закачался и задергался канат. Потом показалась длинная меховая лапа с цеплятельными пальцами. А затем вылез и сам Плюмбум-Чоки — большой ленивец в сиреневых трусищах по самую шею.
«Ничего себе площадка молодняка! Ни в одном зоопарке нет таких зверей!» — подумала Люся.
Плюмбум-Чоки медленно полз к доске. Вот он завис над ней, глядя на Люсю огромными спрашивающими глазами.
— Напишите свое имя и свой возраст в людовецкой системе.
Плюмбум начал царапать мелом что-то на доске. Люся не понимала: что это? на каком языке? на людовецком? на меховом?
Чоки кончил царапать, а Люся так и не разобралась.
— Что он написал? — обратилась она к классу.
Весь класс, как один, встал на передние лапы. Будто кого-то приветствовал. Люся даже оглянулась — не вошел ли кто?
Никого не было. А класс плюхнулся обратно. И все подняли лапы. Больше всех тянулась белочка с первой парты.
— Можно я? Можно я?
— Можно.
— Он написал: «Свинцовый Чоки. Семь лет».
— На каком языке?
— На кверхногамном.
— Что это еще за язык такой — кверхногамный? — удивилась Люся.
— Это когда кверх ногами пишут. Он же так висит.
Люся повернулась к доске спиной и встала в позу ныряльщика. Так что доска предстала перед ней кверх ногами. И прочла: «Свинцовый Чоки. Семь лет».
Теперь ей стало ясно все, кроме слова «свинцовый».
— Почему Свинцовый Чоки? Ведь нужно Плюмбум.
— Потому что плюмбум и есть свинец, — проскрипел ленивец. — Я — Свинцовый Чоки.
Он говорил, как по тарелке царапал.
— Спасибо, — сказала Люся. — Очень хорошо. Вот вам Вафельный Отметник. Откусите большой квадратурик.
Она подала Отметник Чоки. Он не доставал, а она не дотягивалась. Тут Чоки рухнул вниз прямо на Люсю. Она даже перепугалась и шмыгнула под стол. Только Чоки не долетел до пола. Он повис на двух крючковатых лапах, как меховой ковер на веревке.
«Так бы его и треснула выбивалкой!» — подумала Люся. Но драться не стала. А солидно, как положено учительнице, вылезла из-под стола и подала Отметник ученику.
Плюмбум радостно отгрыз большую дольку и, сложившись, полез по канату в свою замусоренную дыру. В классе остался только резкий запах эвкалиптовых листьев.
Люся внимательно осмотрела все углы в классе. Нет ли где еще какой норы? Того гляди, утконос вылезет или питон.
— Теперь я бы хотела познакомиться… с юным пушистым созданием…
Маленькая белочка исчезла под партой.
— У которого такие толковые глаза… Такой застенчивый вид… Это создание, наверное, самое скромное во всем классе… очень любит грызть орехи, и сидеть под столом.
Бельчонок сидел под партой и в ужасе дергал джинсовую штанину волка:
— Это про тебя! Это про тебя! Волк оттолкнул белочку лапой:
— Не дергай! Сам знаю.
Он засмущался и, опустив глаза, пошел к доске. А белочка вылезла из-под парты очень довольная. Она покашивала глазами на Люсю и, наверное, считала себя самой хитрой в школе. В обеих системах — в людовецкой и в меховой. Еще бы! Она так здорово избежала вызова к доске!волк у доски отвечает
— Прошу вас, дорогой интернатник, напишите свое имя.
«Юное пушистое создание» в виде лохматого дылды в джинсах и с пистолетами на боку нацарапало:
УСТИН ЛЕТЯЩИЙ В АБЛАКАХ.
Люся спросила у класса:
— Где ошибка?
Белочка с первой парты засверкала очками:
— Можно я? Можно я?
Она вышла из-за стола. И стало видно, как она хорошо одета. В яркую цветастую юбочку и жилетку. Она дописала:
С ТРУДОМ.
— Почему с трудом? — оторопела Люся.
— Как почему? Как почему? — захлопотала белочка. — Волкам трудно летать. Они не умеют же. Птицы умеют. Мыши умеют. А волки не умеют.
— Других ошибок нет?
— Нет, — ответила белочка.
— Я вижу, что есть.
Вперед важно, вперевалочку вышел Иглосски. Большой специалист.
Он зачеркнул букву «и» в слове «Устин» и написал «е».
— Устен? — удивилась учительница. — Почему Устен?
— У стен летает, — объяснил Иглосски. — В облаках у стен.
— При чем тут стены?! — завопила Люся. — Ошибка в этом слове. — Она показала на слово «аблака».
Весь класс принимал участие в исправлении написанного. Образовалась целая спасательная экспедиция. К ней присоединился еще и Сева Бобров.
Зубастый Сева закричал:
— Я знаю! Я знаю! «Аблака» — это неправильно. Надо написать «яблака». Получится: «Устин, летящий в яблаках».
— В каких еще яблоках?
— В обычных, — пояснил Сева. — Он вокруг яблони летает.
От этих стен и яблок у Люси кругом пошла голова.
— Неужели никто не знает?
— Я знаю! — сказала Лаковая Молния. — Надо писать «в облаках».
— Правильно, — похвалила ласку девочка. — Вот вам кусочек Вафельного Отметника.
— А мне не дадут Отметника? — спросил устенный Устин.
Люся не знала, как ей быть — дать ему понюхать плитку вафли в наказание за неграмотность или, наоборот, похвалить его за старательность и отломить кусочек. Она решила угостить волка. А нюхательно-воспитательные меры пока отложить. Яблоковый Устин аж засветился от радости неярким серым светом.
Прогудел начинальник. Меховая братия забегала и замоталась, малышня повисла на Люсе.
— Что мы будем делать? — кричали они.
— Не знаю.
— Давайте в залезалки играть. Давайте!
— Это что такое?
— Игра такая. Надо на крышу залезть. Кто выше всех залезет, тот победил. А остальные его стаскивают, — объяснил ежик Иглосски. — В прошлый раз победил Мохнурка.
— И где он? — спросила Люся.
— В ночевальне лежит. Перебинтованный. Он слетел сверху и поцарапался по дороге.
— Это уже не залезалки, а бинтовалки получаются, — сказала девочка-учительница. — Только сегодня мы в это играть не будем. Мне пора домой. Меня папа с мамой ждут. Я боюсь, что мне дома «влеталки и разгонялки» устроят.
— Это хорошая игра, во «влеталки», — сказала белочка. — Это влетать куда-нибудь надо?
Зверята проводили Люсю, до ворот и долго махали лапами вслед и кидали вверх разные вещи. Эти вещи еще много времени взлетали над забором.

Все права защищены © 2012-2017 www.OlleLukoe.ru