Colorator.Net - раскраски для детей
1 1 1 1 1 Рейтинг 4.61 (41 Голосов)

Меховой интернат

— Учительница девочка Люся, — сказал Устин, — мы не знали, что это называется тетрадка. Мы называем это — листалка. Бывает листалка в клетку, а бывает в ромбик или в горошек. Какую достать?
Что делать с ромбиковой листалкой или горошиковой, Люся не знала. Но виду не подала:
— Дорогие интернатники, достаньте листалки в клеточку. И возьмите писалки.
Интернатники зашуршали.
— И напишите в листалках такое предложение:
ГРУЗОВИК ЕДЕТ.
Меховые школьники как по команде свесили языки направо и стали писать.
Люся ходила по рядам и смотрела в тетра… то есть в листалки. Каких там только ошибок не было! И «грузАвик», и «кузовик». И было сказано, что он «едИт» и даже что он «йедёт».
Люся спросила:
— Из каких частей состоит это предложение? Пусть ответит ученик Биби-Моки.
Биби-Моки выбрался из-за парты, и стало видно, что он не ученик, а ученица. Потому что Биби-Моки была в ярко-зеленой короткой юбочке.
Она сказала застенчивым голосом:
— Из двух частей. Из действователя и действа.
— Правильно, — сказала Люся. Хотя она впервые в жизни слышала про действователь и действо. Она знала, что есть подлежащее и сказуемое. — А теперь мы расширим это предложение и запишем его так:
СИНИЙ ГРУЗОВИК ЕДЕТ С ДРОВАМИ ПО ДАЧНОМУ ПОСЕЛКУ.
Все ученики снова вытащили языки и заработали. И снова в тетрадях появились «КрузАвики», «пАселки» и даже возник какой-то загадочный «е-дед с дровами».
Отворилась дверь. Интернатники сделали стойку на лапах. Только зря, потому что вошла бригада, брошенная на чистку Мохнурки.
Мохнурка начальственно сказал:
— Блюм!
В этот раз он был чистый, но мокрый. Хоть развешивай его на канате сушить.
«Куда бы его пристроить?» — подумала Люся. На плане в Получальнике Мохнурки не было.
— Есть у вас свое место? — спросила Люся.
— Нет, — ответил крот. — Я сверхнормный.
«Мало того, что он норный, он еще и сверхнормный! — подумала Люся. — Не сажать же его в печку».
Девочка взяла стул и устроила Мохнурку рядом с Иглосски.
— Давайте я тоже буду учитель? — предложил он, подняв на Люсю черные очки. — Я буду ваш заместитель.
— Нет! — рассердилась Люся. — Ты не будешь учитель. Ты будешь отвечатель. Вот видишь, на доске написано предложение:
СИНИЙ ГРУЗОВИК ЕДЕТ С ДРОВАМИ ПО ДАЧНОМУ ПОСЕЛКУ.
— Из каких частей оно состоит? — Люся посмотрела на Мохнурку.
— Из… из… из вот каких. Из грузовика и поселка.
— И все?
— Нет не все. Еще из колес, из кузова, из кабины, из шофера, из дач, из много-много дров…
— Ты ничего не забыл? — ехидно спросила учительница.
— Он шины забыл! — закричал Бурундуковый Боря.
— Еще горин! — подпрыгнул на задней парте тушканчик.
— Какой такой «горин»?
— Который в моторе горит. Без него машина не уедет.
— Нет, дорогие интернатники, это мы с вами никуда не уедем, если так будем предложение разбирать на части. Как мы уже выяснили, в этом предложении есть действователь — «грузовик» и действо, то есть действие, — «едет». В моей людовецкой школе действователь называют подлежащим, а действование — сказуемым. А что можно сказать о слове «синий»? Какой это член предложения?
— Синий, — сказал Мохнурка.
«Сам ты синий!» — чуть-чуть не закричала Люся. Потому что с появлением этой темноты из печки жизнь в классе явно осложнилась.
— Это определение. Это слово определяет, какой грузовик. Описывает его. Рассказывает о нем. Характеризует его. Понятно? — спросила она у красавицы ласки с первой парты.
— Понятно, — ответила ласка.
— Значит, как называется этот член предложения?
— Характеризователь.
— Допустим… Есть еще характеризователи в предложении?
— Есть, — ответила ласка. — Слово «дачный».
— Правильно. А больше нет?
— Больше нет.
— Нет есть! — возразил Мохнурка.
— Да? — удивилась Люся. — Какие же?
— Там дрова березовые. Я сам видел.на уроке
— Что ты там видел, не имеет значения. Имеет значение то, что написано на доске. А на доске нет такого характеризователя — «березовые».

Потом Люся задумалась и спросила:
— Каких характеризователей еще нет на доске? Пусть, кто знает, скажет.
— А можно про дрова? — спросил Сева.
— Конечно, можно.
— Они невкусные.
— Почему?
— Потому что березовые. Если бы осиновые, были бы вкуснее.
— Я не пробовала ни осиновых, ни березовых, — сказала Люся. — Но я тебе верю. Еще что мы можем сказать о грузовике и о поселке? Вот вы скажите, — обратилась она к Биби-Моки. — Хотя бы про шофера. Что мы можем про него сказать?
— Что он холостой.
— Почему? — удивилась Люся.
— Потому что он дрова возит.
Люся так удивилась, что не знала, что и сказать.
— А что? Она права, — вмешался Цоки-Цокин пап. — У нас на дрова всегда молодежь бросают. И на уголь. И на снег. А солидные водители возят дорогие товары. Я, например, хендрики вожу.
Люся поняла, что она скоро запутается в хендриках, дровах и холостых грузовиках. Она сказала:
— Все. У нас хватит характеризователей. Теперь мы вставим их в предложение. Вот что получится:
СИНИЙ И СИЛЬНЫЙ ГРУЗОВИК С МОЛОДЫМ ХОЛОСТЫМ ШОФЕРОМ ЕДЕТ ПО ДАЧНОМУ ПОСЕЛКУ С БЕРЕЗОВЫМИ НЕВКУСНЫМИ ДРОВАМИ.
Прогудел начинальник.
В кабинете директора белочкин пап подошел к Люсе:
— Я просто восхищен вами. Вы так хорошо все объясняете. — Он повернулся к диру: — Оказывается, предложения состоят из дров. А солидные люди возят хендрики.
— Кстати о хендриках, — сказал дир Люсе, — вы сегодня получите аванс. А сейчас я хочу вас угостить.
На столе стоял поднос с фруктами горкой. Фрукты были какие-то неведомые. Они были фиолетовые и напоминали баклажаны. Баклажаны, опоясанные застежкой «молнией».
Если «молнию» потянуть, появлялась земляничного цвета мякоть. По вкусу — смесь ананаса с грецким орехом. И непонятно было: то ли их упаковывают в кожуру с «молнией», то ли они так и растут.
Внутри была глубокочерная косточка.в буфете
Дир и белочкин пап эти косточки прокалывали специальными спицами.
— А то они высыхают, сжимаются и начинают взрываться, — пояснил Меховой Механик.
— И как? — спросила Люся. — Сильно?
— Очень сильно. Они выплевывают темноту. Получается такая черная клякса метров на двадцать.
— Поэтому косточки мы малышам не даем, — сказал пап Цоки-Цоки. — Плоды даем, а косточки вынимаем.
— Они их держат в воде, — объяснил директор, — а потом вынимают, сушат и устраивают взрыв.
— Объясните, как они это делают, — попросила Люся.
— Да очень просто! — сказал пап. — Они их высуси… вышуси… То есть сушат и везде раскладывают. Как эти семена начнут взрываться! Кругом ночь и никаких занятий. Мы тоже в молодости так делали.
— А как эти фрукты называются?
— Жахтрили, — ответил дир. — А семена называются жахты.
В это время подошли ученики и выстроились в очередь у окна. Белочкин пап стал выдавать им жахтрили и отбирать у них косточки. А Мехмех отозвал Люсю к себе за стол для серьезного разговора.

Все права защищены © 2012-2017 www.OlleLukoe.ru