Colorator.Net - раскраски для детей
1 1 1 1 1 Рейтинг 4.22 (36 Голосов)

 Про Веру и Анфису

История вторая ПЕРВЫЙ РАЗ В ДЕТСКИЙ САД

детиУтром обычно папа отводил Веру в детский сад в коллектив к детям. А сам отправлялся на работу. Бабушка Лариса Леонидовна шла в соседний ЖЭК кружком кройки и шитья руководить. Мама в школу уходила учительствовать. Куда Анфису девать?
— Как куда? — решил папа. — Пусть тоже в детский сад идёт.
У входа в младшую группу стояла старшая воспитательница Елизавета Николаевна. Папа ей сказал:
— А у нас прибавление!
Елизавета Николаевна обрадовалась и говорит:
— Ребята, какая радость, у нашей Веры родился братик.
— Это не братик, — сказал папа.
— Дорогие ребята, у Веры в семье сестричка родилась!
— Это не сестричка, — снова сказал папа.
А Анфиса к Елизавете Николаевне мордочкой повернулась. Воспитательница совсем растерялась:
— Какая радость. У Веры в семье родился негритёнок.
— Да нет же! — говорит папа. — Это не негритёнок.
— Это обезьянка! — говорит Вера.
И все ребята закричали:
— Обезьянка! Обезьянка! Иди сюда!
— Можно ей побыть в детском саду? — спрашивает папа.
— В живом уголке?
— Нет. Вместе с ребятами.
— Это не положено, — говорит воспитательница. — Может быть, ваша обезьянка на лампочках висит? Или всех колотит половником? А может, она любит цветочные горшки по комнате рассыпать?
— А вы её на цепочку посадите, — предложил папа.
— Ни за что! — ответила Елизавета Николаевна. — Это так непедагогично!

И решили они так. Папа оставит Анфису в детском саду, но будет через каждый час звонить — спрашивать, как дела. Если Анфиса начнёт горшками бросаться или с половником за директором бегать, папа её сразу заберёт. А если Анфиса будет себя хорошо вести, спать, как все дети, тогда её навсегда оставят в детском саду. Возьмут в младшую группу.
И папа ушёл.
Дети окружили Анфису и стали ей всё давать. Наташа Грищенкова дала ей яблоко. Боря Голдовский — машинку. Виталик Елисеев дал ей зайца одноухого. А Таня Федосова — книжку про овощи.Вера и Анфиса во дворе дети
Анфиса всё это брала. Сначала одной ладошкой, потом второй, потом третьей, потом четвёртой. Так как стоять она уже не могла, она легла на спину и по очереди стала свои сокровища в рот засовывать.
Елизавета Николаевна зовёт:
— Дети, за стол!
Дети сели завтракать, а обезьянка осталась на полу лежать. И плакать. Тогда воспитательница взяла её и за свой воспитательный стол посадила. Так как лапы у Анфисы были подарками заняты, пришлось Елизавете Николаевне её с ложечки кормить.
Наконец дети позавтракали. И Елизавета Николаевна сказала:
— Сегодня у нас большой медицинский день. Я буду учить вас чистить зубы и одежду, пользоваться мылом и полотенцем. Пусть каждый возьмёт в руки учебную зубную щётку и тюбик с пастой.
Ребята разобрали щётки и тюбики. Елизавета Николаевна продолжала:
— Взяли тюбик в левую руку, а щётку в правую. Грищенкова, Грищенкова, не надо зубной щёткой сметать крошки со стола.
Анфисе не хватило ни учебной зубной щётки, ни учебного тюбика. Потому что Анфиса была лишняя, незапланированная. Она увидела, что у всех ребят есть такие интересные палочки со щетиной и такие белые бананчики, из которых белые червячки вылезают, а у неё нет, и захныкала.

— Не плачь, Анфиса, — сказала Елизавета Николаевна. — Вот тебе учебная банка с зубным порошком. Вот тебе щётка, учись.
Она начала урок.
— Итак, выдавили пасту на щётку и стали чистить зубы. Вот так, сверху вниз. Маруся Петрова, правильно. Виталик Елисеев, правильно. Вера, правильно. Анфиса, Анфиса, ты что делаешь? Кто тебе сказал, что зубы надо чистить на люстре? Анфиса, не посыпай нас зубным порошком! А ну-ка, иди сюда!обезьянка Анфиса
Анфиса послушно слезла, и её привязали полотенцем к стулу, чтобы она успокоилась.
— Теперь переходим ко второму упражнению, — сказала Елизавета Николаевна. — К чистке одежды. Возьмите в руки одёжные щётки. Порошком вас уже посыпали.
Тем временем Анфиса раскачалась на стуле, упала вместе с ним на пол и побежала на четырёх лапках со стулом на спине. Потом влезла на шкаф и там села, как царь на троне.
Елизавета Николаевна говорит ребятам:
— Смотрите, у нас царица Анфиса Первая появилась. На троне сидит. Придётся нам её заякорить. Ну-ка, Наташа Грищенкова, принеси мне из гладильной самый большой утюг.
Наташа принесла утюг. Он был такой большой, что она по дороге два раза упала. И проводом от электричества Анфису к утюгу привязали. Её скакательность и бегательность сразу резко упали. Она стала ковылять по комнате, как старушка столетней давности или как английский пират с ядром на ноге в испанском плену в средние века.
Тут телефон зазвонил, папа спрашивает:
— Елизавета Николаевна, как там мой зверинец, хорошо себя ведёт?
— Пока терпимо, — говорит Елизавета Николаевна, — мы её к утюгу приковали.
— Утюг электрический? — спрашивает папа.
— Электрический.
— Как бы она его в сеть не включила, — сказал папа. — Ведь пожар будет!
Елизавета Николаевна трубку бросила и скорее к утюгу.
И вовремя. Анфиса его в самом деле в розетку вставила и смотрит, как из ковра дым идёт.
— Вера, — говорит Елизавета Николаевна, — что же ты за своей сестрёнкой не следишь?
— Елизавета Николаевна, — говорит Вера, — мы все за ней следим. И я, и Наташа, и Виталик Елисеев. Мы даже за лапы её держали. А она ногой утюг включила. Мы и не заметили.
Елизавета Николаевна вилку от утюга лейкопластырем забинтовала, теперь её никуда не включишь. И говорит:
— Вот что, дети, сейчас старшая группа на пение пошла. Значит, бассейн освободился. И мы с вами туда пойдём.
— Ура! — закричали малыши и побежали купальники хватать.
Они пошли в комнату с бассейном. Они пошли, а Анфиса плачет и к ним руки тянет. Ей никак с утюгом ходить нельзя.
Тогда Вера и Наташа Грищенкова ей помогли. Они вдвоём утюг взяли и понесли. А Анфиса рядом шла.
В комнате, где бассейн, было лучше всего. Там цветы росли в кадках. Везде лежали спасательные круги и крокодилы. И окна были до самого потолка.
Все дети как начали в воду прыгать, только водяной дым пошёл.

Все права защищены © 2012-2017 www.OlleLukoe.ru