Colorator.Net - раскраски для детей
1 1 1 1 1 Рейтинг 4.00 (2 Голосов)

Повесть: «Карлсон, который живет на крыше, проказничает опять»

– Кроликов не видно, потому что они все у лисицы в животе, – пояснял Карлсон.
Набив рот булочкой, Карлсон сказал:
– Когда у меня будет время, я нарисую третью картину: «Портрет маленькой упрямой овцы, которая не хочет прыгать».
Но Малыш слушал его рассеянно, у него кружилась голова от звуков и запахов летнего вечера. Он уловил аромат цветущих лип с их улицы, слышал стук каблуков о плиты тротуара – много людей гуляло в этот ясный вечер. «Какой летний звук!» – подумал Малыш. Вечер был совсем тихий, и каждый шорох из соседних домов доносился до него удивительно отчётливо: люди болтали, и кричали, и пели, и бранились, и смеялись, и плакали – всё вперемешку. И никто из них не знал, что на крыше высокого дома сидит мальчишка и вслушивается в это сплетение звуков, как в самую настоящую музыку.
«Нет, они не знают, что я сижу здесь с Карлсоном, и что мне так хорошо, и что я жую булочки и пью сок», – подумал счастливый Малыш.
Вдруг в ближайшей к ним мансарде раздались какие-то вопли.
– Слыхал? Это мои хулиганы-сороканы, – объяснил Карлсон.
– Кто?.. Кто? Филле и Рулле?
Малыш тоже знал Филле и Рулле. Это были самые отпетые хулиганы и воры во всём Вазастане. Они тащили всё, что плохо лежало. Словно сороки. Поэтому Карлсон их звал «хулиганы-сороканы». Год назад они как-то вечером забрались в квартиру Свантесонов, чтобы обокрасть её, но Карлсон тогда поиграл с ними в привидения и так их напугал, что они это, верно, и по сей день не забыли. Даже серебряной ложечки им не удалось унести.
Когда Карлсон услышал вопли Филле и Рулле в мансарде, он решил вмешаться.
– Я думаю, сейчас самое время их немного попугать, – сказал он. – А не то мои хулиганы-сороканы отправятся на охоту за чужими вещами.
И они двинулись по скату крыши к мансарде жуликов. Малыш не предполагал, что можно так ловко прыгать на коротких толстых ногах: угнаться за Карлсоном было просто невозможно, тем более Малышу, который не так уж часто прыгал по крышам, но он изо всех сил старался не отстать от своего друга.
– Хулиганы-сороканы отвратительные типы, – сказал Карлсон, перепрыгивая с выступа на выступ. – Когда я себе что-нибудь беру, я всегда плачу за это пять эре, потому что я самый честный на свете. Но скоро у меня кончится запас пятиэровых монеток, и что я тогда буду делать, если мне захочется что-нибудь себе взять?.. Просто не знаю…жулики
Окно мансарды Филле и Рулле было открыто, хоть и завешено занавеской. Крик там стоял невообразимый.
– Давай поглядим, чего это они так развеселились, – сказал Карлсон, отодвинул занавеску и заглянул в комнату. Потом он пустил на своё место Малыша. И Малыш увидел Филле и Рулле. Они расположились прямо на полу, а перед ними была разложена газета. Видимо, в такое неистовство их приводило то, что они читали.
– Отхватить десять тысяч просто так, за здорово живёшь, представляешь! – орал Рулле.
– И к тому же летает он здесь, у нас, в Вазастане! Поздравь меня с праздником, Рулле! – орал Филле и корчился от смеха.
– Послушай, Филле, – сказал Рулле, – я знаю одного парня, которому охота получить десять тысяч крон, ха-ха-ха!
Когда Малыш понял, о чём они говорят, он побледнел от страха, но Карлсон только захихикал.
– А я знаю одного парня, которому охота позабавиться, – сказал он и вытащил пистолетик.
Выстрел прогремел по крыше.
– Откройте, полиция! – произнёс Карлсон строгим голосом.
Рулле и Филле вскочили как встрёпанные.
– Нулле, рас нет! – закричал Филле.
Он хотел сказать: «Рулле, нас нет», но когда он пугался, он всегда путал буквы в словах.
– Ксорее в робгарде! – скомандовал он, и они оба спрятались в гардеробе и притворили за собой створку, словно их и не было вовсе.
– Филле и Рулле нет дома, они просили передать, что их нет, они ушли! – раздался вдруг испуганный голос Филле.
Карлсон и Малыш вернулись назад и снова уселись на крыльцо, но Малышу уже не было так весело, как прежде: он думал о том, как трудно обеспечить безопасность Карлсона, особенно когда рядом живут такие типы, как Рулле и Филле. А тут ещё в доме будут фрекен Бок и дядя Юлиус… ах да, он ведь совсем забыл рассказать об этом Карлсону!
– Слушай, Карлсон… – начал Малыш.
Но Карлсон его не слушал. Он вовсю уплетал булочки и запивал их соком из маленького голубенького стаканчика, который прежде принадлежал Малышу, – он подарил его Карлсону три месяца тому назад на его прошлый день рождения. Карлсон держал стаканчик обеими руками, как держат маленькие дети, а когда всё выпил, стал его катать по полу, тоже как это делают маленькие дети.
– Ой! – вырвалось у Малыша, потому что это был маленький голубой стаканчик и ему не хотелось, чтобы он разбился.
Но он и не разбился: Карлсон очень ловко придерживал его большими пальцами ног. Дело в том, что Карлсон снял башмаки и из его драных носков в красную полоску торчали большие пальцы.
– Послушай, Карлсон… – снова начал Малыш.
Но Карлсон его тут же перебил:
– Вот ты умеешь считать. Прикинь-ка, сколько стоят мои большие пальцы, если всего меня оценили в десять тысяч крон.
Малыш рассмеялся.
– Не знаю. Ты что, продавать их собираешься?
– Да, – сказал Карлсон. – Тебе. Уступлю по дешёвке, потому что они не совсем новые. И, пожалуй… – продолжал он, подумав, – не очень чистые.
– Глупый, – сказал Малыш, – как же ты обойдёшься без больших пальцев?
– Да я и не собираюсь обходиться, – ответил Карлсон. – Они останутся у меня, но будут считаться твоими. А я их у тебя вроде как одолжил.
Карлсон положил свои ноги Малышу на колени, чтобы Малыш мог убедиться, насколько хороши его большие пальцы, и убеждённо сказал:
– Подумай только, всякий раз, как ты их увидишь, ты скажешь самому себе: «Эти милые большие пальцы – мои». Разве это не замечательно?
Но Малыш решительно отказался от такой сделки. Он просто пообещал отдать Карлсону свои пятиэровые монетки – всё, что лежали в его копилке. Ему не терпелось рассказать Карлсону то, что он должен был рассказать.
– Послушай, Карлсон, – сказал он, – ты можешь отгадать, кто будет за мной присматривать, когда мама и папа отправятся путешествовать?
– Я думаю, лучший в мире присмотрщик за детьми, – сказал Карлсон.
– Ты что, имеешь в виду себя? – на всякий случай спросил Малыш, хотя и так было ясно, что Карлсон имел в виду именно это.
И Карлсон кивнул в подтверждение.
– Если ты можешь мне указать лучшего присмотрщика, чем я, получишь пять эре.
– Фрекен Бок, – сказал Малыш.
Он боялся, что Карлсон рассердится, когда узнает, что мама вызвала фрекен Бок, когда лучший в мире присмотрщик за детьми находился под рукой, но, странным образом, Карлсон, напротив, заметно оживился и просиял.
– Гей-гоп! – Вот и всё, что он сказал. – Гей-гоп!

 

 

 

 

Все права защищены © 2012-2017 www.OlleLukoe.ru