Colorator.Net - раскраски для детей
1 1 1 1 1 Рейтинг 2.33 (3 Голосов)

Повесть: Мио, мой Мио!

Мы взялись за руки и выбежали из замка рыцаря Като. Сначала мы оказались во внутреннем дворе замка. И кто, вы думаете, скакал нам навстречу? Мирамис! Моя Мирамис с золотой гривой! Около нее прыгал маленький белый жеребенок.
Мирамис одним прыжком оказалась возле меня, я обнял ее за шею и прижался головой к морде лошади, шепча ей на ухо:
– Мирамис, моя любимая Мирамис!
Лошадь посмотрела на меня своими преданными глазами, и я почувствовал, что она так же сильно тосковала без меня, как и я без нее.
Посреди двора по-прежнему стоял столб, возле которого валялась цепь. И тут я понял, что Мирамис и была той черной лошадью, которую я видел ночью прикованной во дворе. А маленький жеребенок – тем самым жеребенком, которого рыцарь Като выкрал в Дремучем Лесу. Из-за этого жеребенка сотня белоснежных лошадей плакала кровавыми слезами. Теперь им не придется больше плакать. Скоро жеребенок вернется к ним обратно.
– А что сталось с другими пленниками рыцаря Като? – спросил Юм-Юм. – Куда делись заколдованные птицы?
– Поскачем верхом к озеру и поищем их там, – предложил я.
Мы сели на спину Мирамис, а жеребенок побежал за нами изо всех сил. Мы выехали из ворот замка.
И в тот же миг мы услыхали удивительный, страшный грохот. Позади нас что-то рухнуло, сотрясая землю. Это обрушился замок рыцаря Като, он превратился в груду камней. Не было больше ни башен, ни пустынных залов, ни мрачных винтовых лестниц, ни потайных окошек, ничего. Лишь большая груда голых камней.
– Нет больше замка рыцаря Като, – сказал Юм-Юм.
– Остались одни камни! – добавил я. С вершины скалы, на которой раньше стоял замок, к озеру круто спускалась узкая, опасная тропинка. Мирамис ступала по ней с величайшей осторожностью, медленно переставляя ноги, жеребенок следовал за ней.
Так мы целыми и невредимыми добрались до берега.
На каменной плите почти у самого подножия скалы собралась стайка малышей. Они, верно, ждали нас, потому что бросились навстречу с сияющими лицами.
– О, да ведь это братья нашего друга Нонно, – сказал Юм-Юм. – А вот маленькая сестренка мальчика Йри и другие дети. Нет больше заколдованных птиц!..
Мы спрыгнули с лошади. Дети окружили нас. Они немного смущались, но были приветливы и радостны. Один из братьев Нонно тронул меня за руку и сказал тихо, словно боясь, что его кто-то услышит:
– Я так рад, ведь на тебе мой плащ! Так рад, что нас расколдовали!
Одна девочка, сестренка мальчика Йри, тоже подошла ко мне. Не смея взглянуть на меня и глядя от смущения в сторону озера, она чуть слышно прошептала :
– Я так рада, ведь у тебя моя ложечка! Так рада, что нас расколдовали!
И другой братишка Нонно положил мне руку на плечо и сказал:
– Я так рад, ведь мы достали твой меч со дна озера. Так рад, что нас расколдовали!
– Теперь меч снова на дне озера, – вымолвил я. – Там ему и место, мне он больше не понадобится.
– Мы тоже не станем больше доставать его, раз мы больше не заколдованные птицы, – ответили дети.
Я окинул взглядом детей, окружавших меня.
– А кто из вас маленькая дочка ткачихи? – спросил я.
Наступила тишина, все молчали.
– Кто же из вас маленькая дочка ткачихи? – повторил я.
Мне хотелось рассказать ей, что мой плащ подбит волшебной тканью, сотканной ее матерью.
– Дочкой ткачихи была Милимани, – сказал брат нашего друга Нонно.
– Где же она? – удивился я.
– Вот где Милимани! – ответил брат нашего друга Нонно.
Дети расступились. Среди пенистых волн на скалистой плите лежала маленькая девочка. Я подбежал и упал возле нее на колени. Она лежала неподвижно, с закрытыми глазами, мертвая. Ее личико было маленьким и совсем белым, а тело обгорело.
– Она погасила факел! – сказал брат нашего друга Нонно.
Я был в отчаянии. Милимани погибла из-за меня! Я страшно горевал. Ничто не радовало меня, ведь Милимани погибла из-за меня.
– Не горюй, – сказал брат нашего друга Нонно. – Милимани сама полетела навстречу огню, хотя знала, что крылья ее вспыхнут и сгорят.
– Да, но она погибла, – сказал я в отчаянии. Брат нашего друга Нонно взял ее маленькие обгорелые ручки в свои.
– Мы должны оставить тебя здесь одну, – произнес он. – Но прежде чем уйти, мы споем тебе нашу песню.
Все дети уселись на скалистой плите вокруг Милимани и запели ей песню, которую сами сочинили:
Милимани, наша сестренка,
Ты, сестренка, упала в волны,
Упала в волны с крылом обожженным,
Милимани, о Милимани!
Тихо дремлешь и не очнешься,
Не очнешься, не полетишь ты
Над темной водою с горестным криком…
– Теперь темной воды больше нет, – сказал Юм-Юм. – А спокойные, ласковые волны тихо плещут, напевая песню Милимани, уснувшей на берегу.
– Хорошо бы завернуть ее во что-нибудь, – сказала сестренка мальчика Йри. – Тогда бы ей было не так жестко лежать на скалистой плите.
– Мы завернем Милимани в мой плащ, – сказал я. – Мы завернем ее в ткань, которую соткала ее мать.
И я завернул Милимани в плащ, подбитый волшебной тканью. Она была соткана из белого цвета яблонь, нежности ночного ветра, ласкающего травы, теплой алой крови сердца – ведь это руки ее родной матери соткали такую ткань. Я бережно закутал бедняжку Милимани в плащ, чтоб ей было мягче лежать на скале.
И тут свершилось чудо. Милимани открыла глаза и посмотрела на меня. Сначала она лежала неподвижно и только глядела на меня. Затем приподнялась и села, а увидев всех нас, страшно удивилась. Оглядевшись по сторонам, она удивилась еще больше.
– До чего голубое озеро! – сказала она. Больше она ничего не сказала. Потом Милимани сбросила плащ и встала. На ее теле не осталось никаких следов от ожога. Как мы обрадовались, что она ожила.
Вдали на озере показалась скользящая по волнам ладья. Кто-то сильно работал веслами. Когда ладья приблизилась, я увидел, что это гребет Кователь Мечей; с ним был и старый Эно.
Скоро ладья ткнулась носом в скалу, и они сошли на берег.
– Ну, что я. вам говорил? – закричал Кователь Мечей раскатистым басом. – Что я вам говорил: «Скоро пробьет час последней битвы рыцаря Като». Ведь так я говорил?
Эно бросился мне навстречу.
– Я хочу кое-что показать тебе, принц Мио! – сказал он.
Протянув свою морщинистую руку, он разжал ладонь. Там лежал маленький зеленый листочек. Такой маленький листочек, тоненький и хрупкий, нежно-зеленый, с чуть заметными прожилками.
– Он вырос в Мертвом Лесу! – сказал Эно. – Я только что нашел его на дереве в Мертвом Лесу!
Он закивал с довольным видом, и его маленькая седая всклокоченная голова закачалась, как челнок.
– Я буду приходить в Мертвый Лес каждое утро и смотреть, много ли прибавилось зеленых листочков. А этот оставь себе, принц Мио.
Он положил мне в руку листочек. Он наверняка считал, что отдает мне самое прекрасное, что у него есть.
Снова кивнув головой, он сказал:
– Я все время желал тебе удачи, принц Мио. Я сидел в своей лачуге и надеялся, что тебе повезет.
– А что я тебе говорил? – вмешался Кователь Мечей. – «Близок час последней битвы рыцаря Като». Ведь так я говорил?
– Как попала к тебе ладья? – спросил я Кователя Мечей.

 

 

 

 

Все права защищены © 2012-2017 www.OlleLukoe.ru