Colorator.Net - раскраски для детей
1 1 1 1 1 Рейтинг 2.33 (3 Голосов)

Повесть: Мио, мой Мио!

День клонился к вечеру, стало смеркаться. Тогда Йри, таинственно подмигнув малышам, сказал:
– Пора!
Все уселись на краю колодца, мы с Юм-Юмом тоже сели рядом.
– Тише! – прошептал Йри.
Мы сидели молча и ждали. Меж вековых деревьев быстро сгущались тени. Домик Йри погружался в таинственный полумрак.
Казалось, что-то серое, таинственное, древнее окружает со всех сторон домик, деревья, колодец, по краям которого мы примостились.
– Помолчим! – прошептал Йри, хотя никто из нас и рта не открывал.
Мы еще немного помолчали. Меж деревьев становилось все сумрачнее, все темнее. Было совсем тихо. Я ничего не слышал.
Но вот раздались какие-то звуки. Правда, правда, в колодце послышался чей-то шепот. Какой-то странный, ни на что не похожий голос нашептывал сказки. То были никому не ведомые сказки, самые прекрасные в мире. Ничего я так не люблю, как слушать сказки. Я улегся животом на край колодца, чтоб не пропустить ни словечка. Иногда голос начинал напевать – то были чудесные, диковинные песни.
– Что это за колодец? – спросил я Йри.
– Колодец, до краев полный сказок и песен, вот все, что я знаю, – ответил Йри. – Колодец забытых сказок и песен, которые в стародавние времена славились во всем свете. А теперь они забыты, и только колодец-сказочник хранит их в своей памяти.
Долго мы так сидели. Темнота все сгущалась меж деревьев, а голос становился все тише и тише, пока совсем не смолк.
Далеко в зеленой роще заржала Мирамис. Она напомнила мне, что пора возвращаться домой к отцу.
– Прощай, Йри, прощай, Минонна-Нель, прощайте, малыши! – сказал я.
– Прощай, Мио, прощай, Юм-Юм! – ответил Йри. – Приезжайте к нам еще.
– Конечно, приедем! – пообещал я.
Мы пошли к Мирамис, взобрались ей на спину и помчались домой. Мрак поредел: на небе взошла луна, осветила зеленые рощи, и деревья засеребрились, точь-в-точь как тополя в отцовском саду.
Мы подъехали к мосту Утреннего Сияния, но я с трудом узнал его. То был совсем другой мост, он словно был выткан из серебряных лучей.
– Ночью мост и называется иначе, – сказал Юм-Юм.
– Как же он называется ночью? – спросил я.
– Мост Лунного Сияния, – ответил Юм-Юм.
Мы скакали по мосту Лунного Сияния, который вот-вот должны были развести часовые. Мы видели костры, зажженные пастухами на Острове Зеленых Лугов. Отсюда они выглядели маленькими огоньками. Весь Мир был погружен в тишину, и только копыта Мирамис грохотали по мосту. При свете луны Мирамис казалась призрачной лошадью, а грива ее не золотой, а серебряной.
Я вспомнил колодец-сказочник и сказки, которые слышал. Особенно мне понравилась одна, она начиналась так: «Жил-был на свете королевич. Однажды в лунную ночь оседлал он коня и отправился странствовать». Вот здорово! И я бы мог стать героем сказки! Я ведь тоже королевский сын!
Все ближе и ближе Остров Зеленых Лугов, копыта Мирамис грохочут как гром. Я все время думаю об этой сказке, она кажется мне такой прекрасной: «Жил-был королевич. Однажды в лунную ночь оседлал он коня и отправился странствовать. Вот скачет он Дремучим Лесом…»

Вот скачет он Дремучим Лесом…

Когда я еще жил у дяди Сикстена и тети Эдли, я частенько брал в библиотеке сказки. Но тетя Эдля терпеть этого не могла.
– Опять уткнулся носом в книгу! – ворчала она. – Вот потому ты такой заморыш, такой бледный и несчастный, что не бываешь на воздухе, как другие дети!
Я-то бывал на воздухе – почти все время торчал на улице. Но тете Эдле и дяде Сикстену, верно, больше всего хотелось, чтоб я вовсе не возвращался домой. Теперь они небось рады: ведь я никогда не вернусь к ним.
Читать я мог только по вечерам, да и то урывками, и бледный был вовсе не поэтому. Посмотрела бы тетя Эдля, как я окреп и вырос, каким стал смуглым и здоровым.
Окажись я на Упландсгатан, я бы мог запросто вздуть Янне одной рукой, но я все равно не стал бы этого делать – просто не хочу.
Интересно, что сказала бы тетя Эдля, если б услыхала про колодец, который нашептывает по вечерам сказки, если б узнала, что вовсе незачем сидеть на одном месте, уткнувшись носом в книги, а можно прямо на свежем воздухе слушать сколько хочешь сказок. Может, это понравилось бы даже тете Эдле, хотя она, по правде сказать, никогда не бывает довольна.
«Жил-был королевич. Однажды в лунную ночь оседлал он коня и отправился странствовать. Вот скачет он Дремучим Лесом…»
Так нашептывал колодец, и я не мог забыть его слов. Казалось, колодец рассказал эту сказку неспроста. Вдруг я и есть тот самый королевич, который скакал Дремучим Лесом и которому снова предстоит совершить этот путь?
Я спросил отца, не знает ли он, где Дремучий Лес. Конечно, он знал.
– Дремучий Лес в Стране Загорной, – сказал он. И до чего ж печально звучал его голос. – Зачем он тебе, Мио, мой Мио?
– Хочу побывать там нынче ночью, как взойдет луна, – отвечал я.
Мой отец, пораженный, взглянул на меня.
– Вот как! Уже нынче? – сказал он, и голос его зазвучал еще печальней.
– Может, ты против? – спросил я. – Может, ты будешь беспокоиться, если я уйду из дома и поскачу ночью в Дремучий Лес?
Отец покачал головой.
– Нет, – ответил он, – лес, мирно спящий при свете луны, никому не причинит зла.
Потом отец замолчал и сел, обхватив голову руками, – видно было, что он погрузился в раздумье. Обняв его за плечи, я сказал:
– Хочешь, я останусь дома, с тобой?
Он долго смотрел на меня; глаза его были печальны.
– Нет, Мио, мой Мио! Ты не останешься. Луна уже взошла, и Дремучий Лес ждет тебя.
– А ты и вправду ничуть не горюешь? – спросил я.
– Вправду, – ответил он, погладив меня по голове.
Тогда я побежал спросить Юм-Юма, не поедет ли он со мной в Дремучий Лес. Но отец тотчас окликнул меня:
– Мио, мой Мио!
Я обернулся: отец протягивал ко мне руки. Я бросился к нему и очутился в его объятиях. Мы долго стояли, крепко-крепко обнявшись, а потом я сказал:
– Ведь я скоро вернусь!
– Возвращайся быстрее, – чуть слышно прошептал отец.
Юм-Юма я отыскал у домика садовника и рассказал ему, что собираюсь в Дремучий Лес.
– Вот как! Наконец-то! – воскликнул Юм-Юм.
Как все непонятно! Когда я сказал, что собираюсь в Дремучий Лес, отец изумился: «Вот как! Уже нынче?», а Юм-Юм: «Вот как! Наконец-то!» Но я не стал ломать себе голову над этим.
– Поедешь со мной? – спросил я Юм-Юма.
Юм-Юм глубоко вздохнул.
– Да! – ответил он. – Да! Да!
Мы пошли за Мирамис, которая паслась в саду среди кустов роз, и я сказал, что ей придется везти нас в Дремучий Лес.

 

 

 

 

Все права защищены © 2012-2017 www.OlleLukoe.ru