Colorator.Net - раскраски для детей
1 1 1 1 1 Рейтинг 3.94 (17 Голосов)

Повесть: Приключения Эмиля из Леннеберги

– Он удрал через окно, негодник! – решил папа Эмиля.
Но когда он выглянул в окно и увидел внизу высокие заросли несмятой крапивы, он не на шутку испугался.
– Ума не приложу, куда он делся! – воскликнул папа. – Здесь нет никаких следов! Здесь явно не ступала нога человека!
Сестренка Ида тут же разревелась. Что случилось с Эмилем? Лина часто пела одну очень печальную песню. Про девочку, которая превратилась в белую голубку и улетела на небо, чтобы не сидеть в том ужасном подвале, куда ее заперли. Эмиля ведь тоже заперли, кто знает, может, он тоже превратился в какую-нибудь птицу и улетел! Сестренка Ида стала оглядываться по сторонам, не видно ли где голубя. Но кроме рябой курицы, которая, поклевывая, ходила перед сараем, никакой птицы поблизости не было.
Сестренка Ида заревела громче прежнего и указала на курицу.
– Может быть, это Эмиль, – проговорила она сквозь слезы.
Папа Эмиля, конечно, так не думал. Но все же на всякий случай он побежал к маме Эмиля – спросить, не замечала ли она, что Эмиль умеет летать.
Нет, этого она никогда не замечала.
На хуторе начался переполох. Пир пришлось прервать. Все гости высыпали во двор искать Эмиля.
– Он должен быть в дровяном сарае, сам понимаешь, – сказала мама Эмиля папе Эмиля, и тогда все бросились в сарай, чтобы найти его общими усилиями.
Но как они ни искали, обнаружить Эмиля в сарае им так и не удалось.
Зато все увидели на полке пятьдесят пять выстроенных в ряд деревянных человечков. Фру Петрель никогда не видела так много разных фигурок, собранных вместе, и пожелала узнать, кто их сделал.
– Не кто иной, как наш милый Эмиль, – сказала мама Эмиля и заплакала. – Он был редкий мальчик.
– Редкий – это верно, – сказала Лина и покачала головой. А потом добавила: – Надо бы поглядеть, нет ли его в кладовой.
Это была совсем неглупая мысль, даже удивительно, что она пришла в голову Лине. Все устремились в кладовую. Но и там Эмиля не было.
Сестренка Ида безутешно плакала, а когда никто на нее не смотрел, она подбегала к рябой курице и шептала:
– Не улетай от нас, Эмильчик! Я буду приносить тебе столько проса, сколько захочешь, только не улетай, оставайся у нас на хуторе.
Но курица ничего не обещала. Кудахтая, она пошла своей дорогой.
Эмиля искали, искали повсюду, все просто выбились из сил. Но ни в дровяном сарае, ни в прачечной, ни на конюшне, ни в коровнике, ни в свинарнике его не было. Нигде его не было. И в овчарню ходили, и в курятник, и в коптильню, и в пивоварню… Нет Эмиля, да и все тут! С отчаяния заглянули даже в колодец. Но и там его, к счастью, тоже не было. Однако теперь уже все стали плакать! И гости из Леннеберги шептали друг другу:
– Эмиль был прекрасным мальчиком. Просто прекрасным!
– Может, он свалился в речку? – сказала Лина.
Речка в Катхульте была бурная, с омутами, и маленькие дети могли в ней легко утонуть.
– Ему запретили ходить на речку, ты же это знаешь, – строго сказала мама Эмиля.
Лина тряхнула головой.
– Ну да, вот потому-то он и пошел туда!
Все побежали на речку. К счастью, и там никаких следов Эмиля не обнаружили, но все плакали теперь горше прежнего. А мама-то надеялась, что пир удастся на славу! Больше негде было искать Эмиля.
– Что же нам делать? – в отчаянии спросила мама.
– Прежде всего необходимо подкрепиться, – решил папа Эмиля, и он был прав, потому что за время поисков гости успели изрядно проголодаться.
Мама Эмиля стала накрывать на стол. Пока она несла селедочный салат, она успела облить его слезами, но все же и он занял свое место рядом с телячьими отбивными, копченой грудинкой, сырными пирогами и другими блюдами. У фру Петрель тут же слюнки потекли – все выглядело так аппетитно, прямо глаза разбегались. Вот только ее любимой домашней колбасы что-то не видно… Это ее сильно расстроило. Но тут мама Эмиля сама спохватилась:
– Лина, да мы же про колбасу забыли! Сбегай-ка поскорее за ней в кладовую!
Лина побежала. Все стали с нетерпением ждать ее возвращения, а фру Петрель одобрительно закивала.
– Да, колбаса – это хорошо! – сказала она. – При таких волнениях она просто необходима!
Но Лина вернулась без колбасы.
– Идите все со мной, сейчас я вам такое покажу…
При этом вид у нее был какой-то чудной. Но с ней это случалось, так что не стоило на это обращать внимания.
– Что еще за глупости ты придумала? – строго спросила мама Эмиля.
Лина захихикала.
– Идите все со мной, – повторила она.
И все пошли. Все, кто был на пиру в Катхульте. Лина шествовала впереди, а остальные шагали за ней гуськом. И всю дорогу до кладовой все слышали, что она как-то чудно хихикает. Она распахнула тяжелую дверь и переступила через высокий порог кладовой. Все последовали за ней.
В кладовой она остановилась перед большим шкафом, с усмешкой раскрыла его дверцы и указала на среднюю полку, где мама Эмиля обычно хранила колбасу.
Колбасы там не было.
Зато там был Эмиль. Он спал. Он лежал на горе колбасных шкурок и спал, и его мама была этому так рада, что можно было подумать, она нашла в шкафу золотой слиток. Неважно, что Эмиль съел всю колбасу? Маме в миллион раз приятнее было увидеть на полке Эмиля, чем несколько килограммов колбасы. Да и папе тоже.
– Вон лежит Эмиль! – пропищала сестренка Ида. – Он не превратился в курицу… Пока еще…
Подумать только, что мальчик, до отказа набитый колбасой, может сделать стольких людей счастливыми! Так что в конце концов пир все же удался на славу. Мама Эмиля нашла на полке под шкурками маленький кусочек колбасы, который Эмиль, видно, не заметил. Его получила, к великой своей радости, фру Петрель. И все остальные, хоть и остались без колбасы, не уехали с хутора голодными. Они ели грудинку, телячьи отбивные, биточки, маринованную селедку, селедочный салат, тушеные овощи, пудинги, копченого угря, и всего этого – до отвала.
Наступил вечер, но было не темно – голубые сумерки окутали Леннебергу и весь Смоланд. Папа Эмиля спустил флаг на флагштоке. А рядом стояли Эмиль и сестренка Ида и глядели, как он ползет вниз.
Пир кончился. Все стали разъезжаться по домам. Последней уехала в своей бричке фру Петрель. Эмиль и сестренка Ида еще долго слышали стук копыт ее лошади.
– Надеюсь, она обрадуется моему крысенку, – задумчиво сказал Эмиль.
– Какому крысенку? – удивилась Ида.
– Тому, которого я сунул ей в сумку, – объяснил Эмиль.
– Зачем ты это сделал? – спросила сестренка Ида.
– Пожалел его, – сказал Эмиль. – За всю свою жизнь он только и видел, что шкаф с колбасой. Я решил, что ему пора увидеть мир.
– Ты думаешь, фру Петрель ему обрадуется? – с сомнением спросила сестренка Ида.
– Еще бы! – заверил ее Эмиль.

 

 

 

 

Все права защищены © 2012-2017 www.OlleLukoe.ru