Colorator.Net - раскраски для детей
1 1 1 1 1 Рейтинг 3.23 (13 Голосов)

Витя Малеев в школе и дома

- Почему же в прошлый раз так сделали?
- Ну, в прошлый раз думали, что ты исправишься, и сделали в виде исключения. Но нельзя же каждый раз портить стенную газету. Ведь все газеты у нас сохраняются. По ним потом можно будет узнать, как работал класс, как учились ученики. Может быть, кто-нибудь из учеников, когда вырастет, станет известным мастером, знаменитым новатором, летчиком или ученым. Можно будет просмотреть стенгазеты и узнать, как он учился.
"Вот так штука! - подумал я. - А вдруг, когда я вырасту и сделаюсь знаменитым путешественником или летчиком (я уже давно решил стать знаменитым летчиком или путешественником, вдруг тогда кто-нибудь увидит эту старую газету и скажет: "Братцы, да ведь он в школе получал двойки!"
От этой мысли настроение у меня испортилось на целый час, и я не стал больше спорить с Володей. Только потом я понемногу успокоился и решил, что, может быть, пока вырасту, газета куда-нибудь затеряется на мое счастье, и это спасет меня от позора. Карикатура наша провисела в газете целую неделю, и только за день до общего собрания вышла новая стенгазета, в которой уже карикатуры не было и появились обе наши заметки: моя и шишкинская. Были там, конечно, и другие заметки, только я сейчас уже не помню про что.
Володя сказал, чтоб мы все подготовились к общему собранию и обсудили вопрос об успеваемости каждого ученика. На большой перемене наш звеньевой Юра Касаткин собрал нас, и мы стали говорить о нашей успеваемости. Говорить тут долго было не о чем. Все сказали, чтоб мы с Шишкиным свои двойки исправили в самое короткое время.
Ну, мы, конечно, согласились. Что ж, разве нам самим интересно с двойками ходить?
На другой день у нас было общее собрание класса.
Ольга Николаевна сделала сообщение об успеваемости. Она рассказала, кто как учится в классе, кому на что надо обратить внимание. Тут не только двоечникам досталось, но даже и троечникам, потому что тот, кто учится на тройку, легко может скатиться к двойке.
Потом Ольга Николаевна сказала, что дисциплина у нас еще плохая - в классе бывает шумно, ребята подсказывают друг другу.
Мы стали высказываться. То есть это только я так говорю - "мы", на самом деле я не высказывался, потому что мне с двойкой нечего было лезть вперед, а надо было сидеть в тени.
Первым выступил Глеб Скамейкин. Он сказал, что во всем виновата подсказка. Это у него вроде болезнь такая - "подсказка". Он сказал, что если б никто не подсказывал, то и дисциплина была бы лучше и никто не надеялся бы на подсказку, а сам бы взялся за ум и учился бы лучше.
- Теперь я нарочно буду подсказывать неправильно, чтоб никто не надеялся на подсказку, - сказал Глеб Скамейкин.
- Это не по-товарищески, - сказал Вася Ерохин.
- А вообще подсказывать по-товарищески?
- Тоже не по-товарищески. Товарищу надо помочь, если он не понимает, а от подсказки вред.
- Так уж сколько говорилось об этом! Все равно подсказывают!
- Ну, надо выводить на чистую воду тех, кто подсказывает.
- Как же их выводить?
- Надо про них в стенгазету писать.
- Правильно! - сказал Глеб. - Мы начнем кампанию в стенгазете против подсказки.
Наш звеньевой Юра Касаткин сказал, что все наше звено решило учиться совсем без двоек, а ребята из первого и второго звена сказали, что обещают учиться только на пятерки и четверки.
Ольга Николаевна стала объяснять нам, что, для того чтобы успешно учиться, надо правильно распределять свой день. Надо пораньше ложиться спать и пораньше вставать. Утром делать зарядку, почаще бывать на свежем воздухе. Уроки нужно делать не сейчас же после школы, а сначала часа полтора-два отдохнуть. (Вот как раз то, что я говорил Лике.) Уроки обязательно делать днем. Поздно вечером заниматься вредно, так как мозг к этому времени уже устает и занятия не будут успешными. Сначала надо делать уроки, которые потрудней, а потом те, что полегче.
Слава Ведерников сказал:
- Ольга Николаевна, я понимаю, что после школы нужно отдохнуть часа два, а вот как отдыхать? Я не умею так просто сидеть и отдыхать. От такого отдыха на меня нападает тоска.
- Отдыхать - это вовсе не значит, что надо сидеть сложа руки. Можно, например, пойти погулять, поиграть, чем-нибудь заняться.
- А в футбол можно играть? - спросил я.
- Очень хороший отдых - игра в футбол, - сказала Ольга Николаевна, только не надо, конечно, играть весь день. Если поиграешь часок, то очень хорошо отдохнешь и учиться будешь лучше.
- А вот скоро начнется дождливая погода, - сказал Шишкин, - футбольное поле от дождя раскиснет. Где мы тогда будем играть?
- Ничего, ребята, - ответил Володя. - Скоро мы оборудуем спортивный зал в школе, можно будет даже зимой играть в баскетбол.
- Баскетбол! - воскликнул Шишкин. - Вот здорово! Чур, я буду капитаном команды! Я уже был раз капитаном баскетбольной команды, честное слово!
- Ты вот сначала подтянись по русскому языку, - сказал Володя.
- А я что? Я ничего... Я подтянусь, - сказал Шишкин. На этом общее собрание закончилось.
- Эх, и оплошали же вы, ребята! - сказал Володя, когда все разошлись и осталось только наше звено.
- А что? - спрашиваем мы.
- Как "что"! Взялись учиться без двоек, а все остальные звенья обещают учиться только на четверки и пятерки.собрание школьников
- А чем мы хуже других? - говорит Леня Астафьев. - Мы тоже можем на пятерки и четверки.
- Подумаешь! - говорит Ваня Пахомов. - Ничем они не лучше нас.
- Ребята, давайте и мы возьмемся, - говорит Вася Ерохин. - Вот даю честное слово, что буду учиться не ниже чем на четверку. Мы не хуже других.
Тут и меня подхватило.
- Верно! - говорю. - Я тоже берусь! До сих пор я не брался как следует, а теперь возьмусь, вот увидите. Мне, знаете, стоит только начать.
- Стоит только начать, а потом будешь плакать да кончать, - сказал Шишкин.
- А ты что, не хочешь? - спросил Володя.
- Я не берусь на четверки, - сказал Шишкин. - То есть я берусь по всем предметам, а по русскому только на тройку.
- Ты что еще выдумал! - говорит Юра. - Весь класс берется, а он не берется! Подумаешь, какой умник нашелся!
- Как же я могу браться? У меня по русскому никогда лучшей отметки, чем тройка, не было. Тройка - и то хорошо.
- Послушай, Шишкин, почему ты отказываешься? - сказал Володя. - Ты ведь уже дал обещание учиться по всем предметам не ниже чем на четверку.
- Когда я дал обещание?
- А вот, это твоя заметка в стенгазете? - спросил Володя и показал газету, где были напечатаны наши обещания.
- Верно! - говорит Шишкин. - А я и забыл уже.
- Ну, так как же теперь, берешься?
- Что ж делать, ладно, берусь, - согласился Шишкин.
- Ура! - закричали ребята. - Молодец, Шишкин! Не подвел нас! Теперь все вместе будем бороться за честь своего класса.
Шишкин все-таки был недоволен и по дороге домой даже не хотел разговаривать со мной: дулся на меня за то, что я подговорил его написать в газету заметку. Не знаю, как Шишкин, а я решил сразу взяться за дело. Самое главное, подумал я, это режим. Спать буду ложиться пораньше, часов в десять, как Ольга Николаевна говорила. Вставать тоже буду пораньше и повторять перед школой уроки. После школы буду играть часа полтора в футбол, а потом на свежую голову буду делать уроки. После уроков буду заниматься чем захочется: или с ребятами играть, или книжки читать, до тех пор пока не придет время ложиться спать. Витя Малеев и ребята вечером играют во дворе в футбол
Так, значит, я подумал и пошел играть в футбол, перед тем как делать уроки. Я твердо решил играть не больше чем полтора часа, от силы - два, но, как только я попал на футбольное поле, у меня все из головы вылетело, и я очнулся, когда уже совсем наступил вечер. Уроки я опять стал делать поздно, когда голова уже плохо соображала, и дал сам себе обещание, что на следующий день не буду так долго играть. Но на следующий день повторилась та же история. Пока мы играли, я все время думал: "Вот забьем еще один гол, и я пойду домой", но почему-то так получалось, что, когда мы забивали гол, я решал, что пойду домой, когда мы еще один гол забьем. Так и тянулось до самого вечера. Тогда я сказал сам себе: "Стоп! У меня что-то не то получается!" И стал думать, почему же у меня так получается. Вот я думал, думал, и наконец мне стало ясно, что у меня совсем нет воли. То есть у меня воля есть, только она не сильная, а совсем-совсем слабенькая воля. Если мне надо что-нибудь делать, то я никак не могу заставить себя это делать, а если мне не надо чего-нибудь делать, то я никак не могу заставить себя этого не делать. Вот, например, если я начну читать какую-нибудь интересную книжку, то читаю и читаю и никак не могу оторваться. Мне, например, надо делать уроки или пора уже ложиться спать, а я все читаю. Мама говорит, чтоб я шел спать, папа говорит, что пора уже спать, а я не слушаюсь, пока нарочно не потушат свет, чтоб мне нельзя уже было больше читать. И вот то же самое с этим футболом. Не хватает у меня силы воли кончить вовремя игру, да и только!
Когда я все это обдумал, то даже сам удивился. Я воображал, будто я человек с очень сильной волей и твердым характером, а оказалось, что я человек безвольный, слабохарактерный, вроде Шишкина. Я решил, что мне надо развивать сильную волю. Что нужно делать для этого? Для этого я буду делать не то, что хочется, а то, чего вовсе не хочется. Не хочется утром делать зарядку - а я буду делать. Хочется идти играть в футбол - а я не пойду. Хочется почитать интересную книжку - а я не стану. Начать решил сразу, с этого же дня. В этот день мама испекла к чаю мое самое любимое пирожное. Мне достался самый вкусный кусок - из серединки. Но я решил, что раз мне хочется съесть это пирожное, то я не буду его есть.

Все права защищены © 2012-2017 www.OlleLukoe.ru