Colorator.Net - раскраски для детей
1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

Дневник кузнечика Кузи

Приключение № 4

Мы плыли по Слонтлантическому океану. За стеклами иллюминаторов (это окош­ки такие круглые!) плескались волны. Слон Бимба угощал меня печеньем и лимона­дом и заводил на магнитофоне веселую песенку с такими словами:

От улыбки станет всем теплей –
И слону и даже маленькой улитке.
Так пускай повсюду на земле,
Будто лампочки, включаются улыбки!

Нам обоим эта песенка нравилась, потому что в ней и про слона, и про кузнечи­ка сказано.

Слон Бимбо и кузнечик Кузя

После завтрака мы с Бимбой обычно играли к «крестики-нолики», а перед ужином -в шашки. Все шло хорошо. Но однажды... Даже сейчас, когда я пишу эти строки, у меня дро­жат коленки при одном воспоминании о том, что случилось тогда.
Я вышел на верхнюю палубу подышать свежим морским воздухом. Потом долго искал свою каюту. Вернее, нашу со слоном Бимбой каюту. И почему-то попал на камбуз.
Камбузом на пароходе кухня называется. И повар на камбузе не повар, а кок. На нашем камбузе коком был шимпанзе Замри. Его так назвали потому, что он обожал с детства игру «замри-отомри».
Так вот. Зашел я на камбуз. И хотел прыгнуть на стул. Но не рассчитал немного и попал прямо в торт, который на столе стоял. Но это бы еще полбеды. Хуже было то, что я сделанную из крема розу сломал. Красивую такую красную розу. Над нею кок Замри, наверно, полдня колдовал, не меньше. Что тут началось!Кок шимпанзе Замри гонится за кузей
-Это ты мой торт испортил? - - возмутился шимпанзе Замри. И давай за мной го­няться. Бежит и кричит на всю палубу: – Я старался, старался, а ты вон как! Мо­крого места от тебя не оставлю!
Он за мной, я – от него.
Я от него, он – за мной.
Вот уже кок этот в белом своем колпаке совсем близко.
Еще одна секундочка – и... И тут я нахально так ему кричу:
– Замри!
Шимпанзе и замер по привычке. кок шимпанзе замри и кузнечик кузяОстановился как вкопанный. А я тем временем за угол юркнул. Заметил маленькую щелочку под дверью и шмыгнул в нее. Опо­мнился Замри, но уже поздно было. Когда он мимо двери промчался как угорелый, я перевел дух и услыхал какие-то непонятные звуки:
– Ту-ту, ту-ту-ту! ту-ту, ту-ту-ту!
Оказывается, я в радиорубку заскочил. Сидит себе дятел-радист в наушниках и что-то выстукивает на телеграфном аппарате:
– Точка-тире, точка, точка-тире, две точки, два тире, точка...дятел радист
А они, эти точки и тире, по антенне поднимаются и улетают куда-то. И захотелось мне верхом на каком-нибудь тире прокатиться. Но такое только в сказках возможно!
А тем временем, слышу, шимпанзе Замри уже к радисту в дверь стучится. Вот-вот ворвется.
От страха я до самого потолка подпрыгнул. Что-что, а прыгать я умею!
На мое счастье, под потолком у дятла на ниточке воздушный шарик висел. Для красоты, наверно. Веселый такой желтый шарик.
Заскочил Замри в каюту радиста так стремительно, что от сквозняка шарик сорвал­ся с гвоздя и вылетел в открытое круглое окошко. И не один вылетел, а вместе со мной, поскольку я за ниточку крепко-крепко уцепился.
Закрыл я глаза, чтобы вниз не смотреть: внизу-то, подо мной – океан. Ой, хоть бы какая-нибудь твердая земля показалась! И куда бы, вы думали, примчал меня мой желтый шарик? Ни за что не догадаетесь!кузнечик кузя на воздушном шарике
Прилетел я на этом воздушном транспорте в... Снегарктиду. На самый Вьюжный полюс.
В Снегарктиде, сказать по правде, ужасно холодно. Кругом – снег, снег, снег. И вдо­бавок - - лед, лед, лед. Хорошо, что я упал в мягкий сугроб, а не то бы разбился.
Сижу на снегу. Весь дрожу от мороза. И чуть не плачу. И свой дом вспоминаю. Мама, наверно, вкусный пирог испекла. А папа, наверно, газету «Луговые новости» читает...
Мечтаю вот так, а глаза почему-то сами собой слипаются, слипаются, слипаются, слипа...
Остальное произошло будто во сне. Надо мной наклонился кто-то в белой сорочке и черном фраке. В таких фраках обычно артисты и дирижеры в нашей концентории выступают... Ну, вот. Наклонился, значит, незнакомец надо мной и обращается к ко­му-то:пингвины в Арктике
-Эй, Понг! Иди-ка сюда! Я тут обнаружил кое-что. («Кое-что» – это, между про­чим, я, Кузя!)
Подошел второй, тоже во фраке, посмотрел на меня и говорит:
– Никогда не встречал, братец Пинг, у нас в Снегарктиде ничего подобного. Мо­жет, это – зверь, может, птица, а может, вообще – насекомое. Поскольку, посколь­ку он... она... оно... все равно... замеру... замерзла... замерзло... давай отправим ее... его... к нашим давним друзьям в Академию Всевсяческих Наук!
- Вот удивятся академики! закричал Первый Тот-Что-Во-Фраке. Запечатаем его... ее... ну, в общем, вот это... в коробочку – и отправим по почте!
Правильно, - - сказал Второй Тот-Что-Во-Фраке. Только не забудь написать в конце письма: «Горячий привет от пингвинов холодной Снегарктиды...»
Больше я ничего не слыхал.
Больше ничего не помню.

Пингвины и пингвинята

Приключение № 5

Проснулся я от какого-то шума. Открыл глаза. Темно. Ничего не видно. Где я? Ага, вспомнил: в коробочке, как видно. В той самой, в которой меня по почте отправили. Вдруг раздались чьи-то голоса:
- Посмотрим, что это нам за посылочку прислали. Поглядим. Жаль, что обратный ад­рес неразборчиво написан. И подпись адресата непонятная. Не то «Пинг. Понг», не то «Пинг. Пинг»...
- Это, видно, сокращенно написано, дорогой коллега. А полностью звучит, вероятно, так: «Пингвин Понг» и «Пингвин Пинг». Ну, конечно, это посылка от наших старых друзей из Снегарктиды.научный совет
Распечатали академики коробочку, открыли, а я – прыг в окошко. Только меня и ви­дели. Оставаться-то в коробочке мне ни к чему было. Ведь в этой Академии Всевсячес-ких Наук, наверно, кузнечиков, вроде меня, знают как облупленных. Пожалуй, только в Снегарктиде нас, кузнечиков, не встретишь...
На улице я чуть-чуть под какие-то колеса не попал. Еле успел увернуться. А потом от удивления рот открыл, когда увидел вдруг знакомый скверик. И снова за мной тот же шустрый, в штанишках выше колен, увязался. Гоняется и приговаривает:
– Сейчас я его поймаю! Сейчас я его накрою! Сейчас я его сцапаю!
И чего ему от меня надо? Я ведь его даже лапкой не тронул!
Гонялся он за мной, гонялся - и на какой-то миг загнал. Загнал - - и чуть было сач­ком не накрыл. Хорошо, что я вниз не побоялся прыгнуть.
А под мостом как раз поезд проезжал. И я на крышу самого последнего вагона угодил.
Везет меня поезд, а куда – не знаю.
Одна станция.
Третья.
Седьмая.
Вдруг вижу на платформе надпись: «Станция Одуванчики».
Я даже глазам не поверил.
Неужели это правда? Неужели дома? Вот здорово!
И точно. Я увидел наш Васильковый луг. Я увидел знакомых бабочек и стрекоз. Я увидел неуклюжую корову Муренку, из-за которой мне пришлось испытать столько разных приключений на земле, в небесах и на море.
Я спрыгнул с крыши вагона, сказал поезду «спасибо» и поскакал к себе домой.
От радости у меня в голове все слова перепутались, и я закричал:
- Здравствуй, мапа! Здравствуй, пама! Здравствуй, бадушка! Здравствуй, дебушка! Папа, мама, бабушка и дедушка тоже очень обрадовались, когда увидели меня живым
и невредимым. А больше всех обрадовался мой меньший брат, которого я давно ничему не учил. Мама накормила меня моим любимым клеверным супом и ромашковой кашей. А после вкусного обеда я стал рассказывать о своих необычайных странствиях. Бабушка вздыхала и охала. Дедушка от волнения шевелил усами. Мама качала головой. Брат смотрел на меня с восторгом.
А папа... А папа сказал, что я это все придумал. Но я ничего не придумывал. Все, что тут написано, чистая правда. Не будь я кузнечиком Кузей!


Четверг 1 фруктября

Для того чтобы ни у кого не было никаких сомнений в правдивости моего расска­за, я наклеиваю на страничку моего дневника письмо, которое получил недавно от своей приятельницы птички Колибри. Ответ в Жарафрику я отправил. Если у меня будут еще какие-нибудь приключе­ния, я напишу о них в другом дневнике. А эта тетрадка вся уже исписалась, и в ней больше ничего не помеща...

перо

Иллюстрации: Сутеев В .

В началоНазад123ВпередВ конец

Все права защищены © 2012-2017 www.OlleLukoe.ru