Colorator.Net - раскраски для детей
1 1 1 1 1 Рейтинг 5.00 (1 Голос)

Сказка: «Разные пиратские истории»

ИСТОРИЯ ШЕСТНАДЦАТАЯ

Один пират вечно хмурым ходил и мрачным. Ну просто – туча тучей. Даже смотреть противно, потому что кто ни посмотрит – сразу и сам хмурился и мрачнел. Всем не по себе, а пирату – хоть бы хны!

Шуток он не понимал. Вся команда, бывает, смеётся, а его физиономия каменная. Ничто его не брало.

– А давайте мы эту дубину стоеросовую пощекочем, – предложил боцман Тумба. – Может, подействует?

Окружила матросня пирата и давай щекотать. Щекочут, щекочут, а он – ноль внимания. Потом ему надоело, он и признался:

– Чего это вы? Я щекотки не боюсь.

Тогда капитан Бульбуль командует:

– Зеркало сюда тащите!

Приволокли зеркало, как велено. Бульбуль и говорит пирату:

– Ты только глянь на себя. Что у тебя за… личико? Тьфу! Оно просто просит кирпичика! И даже не просит, а требует!

пираты

– Тьфу! – согласился пират, увидев себя в зеркале. – Ну и рожа!

– А теперь повторяй: сыр, сыр, сыр, сыр!

– Это можно, – согласился пират. – Сыр я люблю. Чего же не повторять? Сыр, сыр, сыр, сыр…

И когда он произносил это слово, то губы его сами растягивались в улыбку, приоткрывая крепкие белые зубы.

Пират смотрел в зеркало и любовался зубами. И вообще он понял, что улыбка ему очень идёт, обрадовался, как ребёнок, и первый раз в жизни засмеялся.

Команда вместе с капитаном и удивлённым боцманом тоже засмеялась. И всем показалось, что смеются даже чайки, которые кружились над кораблём.

Мрачным и хмурым того пирата больше никто никогда не видел, потому что в любую, самую унылую погоду он тихонько шептал самому себе: «Сыр, сыр, сыр, сыр, сыр, сыр…»

 

ИСТОРИЯ СЕМНАДЦАТАЯ

Один пират мог запросто выжать руками две бочки, набитые свинцовой дробью. А мог пушку подбросить и поймать на лету. Да что там – он кулаком гвоздь в доску вбивал, а медную монету пальцами сгибал и разгибал. Во силища у него была!

пираты

А ещё такое выделывал, что и не поверишь, если своими глазами не увидишь. К примеру, ничего ему не стоило без всякой помощи корабль с места сдвинуть, когда он на мель садился. Тяжёлый железный якорь пирату легче пёрышка казался. Он его, играючи, вместе с двадцатипудовой цепью из воды на корму вытаскивал. Другого такого крепкого детину ещё поискать надо!

Попал этот пират однажды на цирковое представление, где один заморский силач разные трюки выделывал: то подкову разогнёт, то бревно об колено разломает.

Не выдержал пират такого надувательства и крикнул на весь цирк:

– Безобразие! Так любой сможет!

– Любой? – возмутился циркач. – А ну иди попробуй!

Вышел пират на арену и показал настоящую силушку. Зрители только ахнули, когда он и этого силача, и все его гири, и лошадь с наездницей, и клоуна с барабаном, и дрессировщицу с пятью кудрявыми пуделями на руках, словно пушинку, поднял – и улыбнулся. Подержал немного в воздухе, а после опустил и сказал:

– Я бы ещё выступил, но мне в море пора… На работу…

– Оставайся! – закричала публика. – Ты всем силачам силач!

Потом выбежали на арену дети с цветочками и стали со слезами упрашивать:

– Не уплывай, дядя! Мы каждый день будем в цирк ходить, чтобы на тебя посмотреть!

Не выдержал пират и тоже слезу пустил: очень ему ребятишек жалко стало. Так в цирке он и остался. И столько ему зрители букетов дарили, что его квартира круглый год напоминала красивую цветочную оранжерею.

 

ИСТОРИЯ ВОСЕМНАДЦАТАЯ

Один пират подрался с другим пиратом. У одного под глазом фонарь светился, и у другого синяк на самом виду красовался. Увидел боцман Тумба такое дело и стыдить начал:

– Чужих вам, что ли, мало? Не хватало мне ещё, чтобы свой своего же лупил!

Один пират на другого показывает:

– Он первый начал!

Второй пират в первого пальцем тычет:

– Он первый полез!

– Цыц! – разозлился боцман Тумба. – Если не помиритесь, обоим врежу. Вы меня знаете!

– Знаем! – пробубнили оба пирата.

– То-то! Цепляйтесь мизинцем и клянитесь по-пиратски, осьминог вас удави!

пираты

– Мирись, мирись – и больше не дерись! – пошёл на попятную первый пират, тряся своим мизинцем мизинец второго.

– Если будешь драться, буду я кусаться! – сверкнул глазами второй пират, тряся своим мизинцем мизинец первого.

– Так бы сразу, разрази вас гром! – похвалил боцман Тумба. – Кусаться вы все горазды, пока зубы целы!

Постояли пираты, помолчали, друг другу из-за спин кулаками погрозили и разошлись по каютам.

Давно это было, а пиратская мирилочка и поныне жива:

Мирись, мирись –
И больше не дерись.
Если будешь драться,
Буду я кусаться!

 

ИСТОРИЯ ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Один пират всё время молчал. Утром молчал, днём молчал вечером молчал. Все пели – он рот на замке держал. Все байки травили – он нем как рыба. Никто от него и словечка разъединенького не слыхал, а не то чтобы целого предложения.

Казалось бы, что тут плохого? Ну молчит пират. Ну не разговаривает. Так ведь и вреда от этого никому нет. Но некоторых его молчание злило. Кое-кого раздражало. А иных просто бесило.

– Чего это он помалкивает? – качали головами одни.

– Может, он нас за людей не считает? – надували щёки другие.

Вызвал молчуна капитан Бульбуль на пиратский суд. И выставила ему ихняя шайка-лейка такой ультиматум:

– Либо ты речь проявишь, либо на берег спишем!

пираты

Куда пирату в одиночку против всей лейки-шайки переть! С ней не очень-то поартачишься. Открыл он рот, а оттуда – дыдыды, бубубу, рырыры! В общем, такая ругань понеслась, такая брань посыпалась, что даже у боцмана, который считался грубияном из грубиянов, нижняя челюсть отвисла.

А пират такое вопил, такое орал, такое горланил, что ко всему привыкшие уши морских разбойников – и те начали вянуть, как цветочки в засуху.

Пожалел капитан Бульбуль, что заговорил молчун, да что сделано – то сделано.

Пришлось пирату новый ультиматум выслушивать:

– Либо ты заткнёшь свой фонтан, либо на берег спишем!

Выслушал пират и обиделся:

– Я же не хотел болтать! Вы же сами велели! Да ну вас!

Может, он и прав по-своему?

Все права защищены © 2012-2017 www.OlleLukoe.ru