Colorator.Net - раскраски для детей
1 1 1 1 1 Рейтинг 3.00 (2 Голосов)

Повесть-сказка: «Муми-папа и море»

Когда они подошли, рыболов сидел у леса с венком на голове. Он поднялся и уставился на них, ожидая, что они скажут что–нибудь.
– Поздравляю с днем рождения! – сказала Муми–мама, делая реверанс.
Рыболов наклонил голову и сказал с великой серьезностью:
– Ты первая, кто вспомнил о моем дне рождения. Это большая честь для меня.
– Мы устраиваем маленькую вечеринку дома, – продолжала Муми–мама.
– В маяке? – спросил рыболов, скривившись. – Я туда не пойду!
– Послушай–ка, – сказала Муми–мама спокойно. – Тебе совсем не нужно смотреть на маяк. Просто закрой глаза и дай мне руку. Мю, дорогая, беги поставь кофе и зажги, пожалуйста, свечи.
Рыболов зажмурился и протянул руку. Муми–мама очень осторожно повела его через вересковое поле вверх к маяку.
– Ты должен сделать большой шаг, – предупредила она.
– Да, я знаю, – ответил рыболов.
Когда дверь заскрипела, он остановился и не захотел входить.
– Там торт и украшенная комната, – сказала Муми–мама. И подарки тоже.
Она перевела его через порог, и они стали взбираться по лестнице. Ветер стонал за стенами, и время от времени одно из окон дребезжало. Муми–мама почувствовала, что рука рыболова дрожит.
– Нечего бояться, – успокаивала она. – Это не так страшно, как кажется. Мы скоро придем. – Она распахнула дверь в комнату и сказала: – Теперь можешь открыть глаза.
Рыболов осторожно огляделся. Свечи были зажжены, хотя сумерки еще не наступили. Стол, покрытый белой скатертью с маленькими зелеными цветочками по углам, был очень красив. Все выстроились в ряд и ждали рыболова.
Рыболов посмотрел на торт.
– У нас осталось только три свечи, – сказала Муми–мама извиняющимся тоном. – Сколько тебе лет, если не секрет?
– Я не помню, – пробормотал рыболов. Его глаза возбужденно перебегали от одного окна к другому, а от них к люку.
– Поздравляем с днем рождения, – сказал Муми–папа. Пожалуйста, присаживайся!
Но рыболов остался на ногах и стал потихоньку двигаться к двери.
Вдруг Малышка Мю заорала изо всех сил:
– Садись и веди себя прилично! – сердито крикнула она.
От неожиданности рыболов подошел к столу и сел. Не успел он прийти в себя, как Муми–мама налила ему кофе, и кто–то раскрыл сверток со шляпой и натянул ее на его растрепанную голову. Рыболов сидел очень тихо, пытаясь рассмотреть шляпу снизу. Кофе он не пил.
– Попробуй немного морской травы, – посоветовала Малышка Мю, протягивая ему один из своих подарков, сервированый на красных листьях.
– Можешь есть ее сама! – вежливо сказал рыболов, и все засмеялись. Забавно было слышать от него что–то столь уместное. Все сразу расслабились и продолжали болтать, ненадолго предоставив рыболова самому себе. Через некоторое время он отхлебнул немного кофе. Он скривился и положил шесть ложечек сахара, а потом проглотил все, что было в чашке, в один присест.
Затем он развернул подарок Муми–тролля. Сверток был полон вещей, которые Муми–тролль оставлял на берегу для морских лошадей, – маленькие кусочки стекла, камешки и четыре медных грузила. Рыболов пристально посмотрел на грузила и сказал: "Хм!" и открыл последний маленький сверточек, где была ракушка с надписью "Подарок моря", и опять сказал: "Хм!"
– Эта – лучшая из всех, – сказал Муми–тролль. – Она была выброшена на берег.
– В самом деле? – произнес рыболов, глядя на нижний ящик тумбочки.
Он встал и медленно подошел к тумбочке. Семья с интересом наблюдала за ним. Они очень удивились, что он не поблагодарил их за подарки.
Темнело. Только маленькое пятно света от заходящего солнца сияло на яблоне на стене. Три свечи быстро таяли.
Рыболов заметил птичье гнездо на тумбочке.
– Оно должно быть в трубе, – твердо сказал он. – Оно пробыло там много лет.
– Мы решили, что можем повесить его за окно, – сказала Муми–мама извиняющимся тоном. – Но у нас руки не дошли до этого...
Рыболов стоял перед тумбочкой, глядя в зеркало. Он уставился на Мумипапину шляпу и свое собственное незнакомое лицо. Потом его глаза остановились на головоломке. Он взял кусочек и немедленно нашел ему место; быстрыми и точными движениями он продолжал складывать картинку, остальные собрались вокруг, чтобы видеть, что он делает.
Он сложил головоломку. Она изображала птиц, летающих вокруг маяка. Рыболов повернулся и посмотрел на Муми–папу.
– Теперь я вспомнил, – сказал он. – Мы оба носим не свои шляпы.
Он снял шляпу, которая была на нем, и протянул ее Муми–папе. Не говоря ни слова, они обменялись шляпами.
Смотритель маяка вернулся.
Он застегнул свой вельветовый пиджак и подтянул штаны. Потом взял свою чашку и спросил:
– Нету ли еще кофе?
Муми–мама метнулась к печке.
Они опять уселись за стол, но им было очень трудно найти что сказать. Смотритель маяка ел свой кусок торта, а семья слегка смущенно глядела на него.
– Я немного рисовала на одной из стен, – робко заметила Муми–мама.
– Да, я вижу, – сказал смотритель маяка. – Пейзаж. Это вносит разнообразие, я думаю. А также хорошо выполнено. Что ты хотела нарисовать на другой стене?
– Карту, может быть, – сказала Муми–мама. – Карту острова, показывающую все скалы и мели и глубину воды тоже. Мой муж очень хорошо умеет измерять глубину воды.
Смотритель маяка уважительно кивнул. Муми–папа был очень польщен, но все еще не мог выдавить из себя ни слова.
Блестящие маленькие глазки Малышки Мю перебегали от одного к другому. Она выглядела очень довольной и, похоже, собиралась сказать что–то действительно неподходящее, но промолчала.
Две свечи сгорели до основания и растеклись по торту. Стемнело, и шторм все еще бушевал снаружи. Но внутри было тихо. Им редко выпадал такой мирный вечер.
Мысль о Морре промелькнула в голове у Муми–тролля. Но он не чувствовал, что должен думать о ней. Он увидит ее позже, как обычно, но необходимости в этом нет. Каким–то образом он знал, что она больше не боится разочарования.
Наконец Муми–папа что–то произнес.
– На мысе у меня есть ящик виски. Скоро ли ветер утихнет?
– Когда поднимается юго–восточный ветер, могут пройти недели, прежде чем он выдохнется. Но ящик в безопасности, не волнуйся, – сказал смотритель маяка.
– Я пройдусь немного и взгляну, как там погода, – сказал Муми–папа, набивая свою трубку. – Как ты думаешь, лодка в порядке?
– Не беспокойся, – ответил смотритель маяка. – Светит молодой месяц, так что вода больше не поднимется.
Третья свеча потухла, и только тлеющий огонь освещал комнату.
– Я постирала простыни, – сказала Муми–мама, – хотя они были довольно чистые. Твоя кровать на старом месте.
– Большое спасибо, – поблагодарил смотритель маяка, поднимаясь из–за стола. – Я посплю сегодня наверху.
Они пожелали друг другу доброй ночи.
– Пойдем на мыс? – спросил Муми–папа.
Муми–тролль кивнул.
x x x
Муми–папа и Муми–тролль вышли из маяка на скалы. Молодой месяц всходил на юго–востоке. Маленький серп – начало нового месяца, темного осеннего месяца. Они шли к вересковому полю.
– Папа, – сказал Муми–тролль. – Я должен сходить на берег. Мне нужно кое–кого повидать.
– Что ж, тогда до завтра. Пока.
– Пока, – сказал Муми–тролль.
Муми–папа шел по острову. Он не думал о ящике виски или о мысе. Какое значение имеет мыс? У него их было несколько.
Он стоял у края воды и смотрел на прибой. Там было море его море, – волна за волной набегающее на берег, отчаянно пенящееся, яростно беснующееся – и одновременно спокойное. Все Мумипапины предположения и гипотезы исчезли. Он чувствовал себя совершенно живым от кончиков ушей до кончика хвоста. Это был момент полной жизни.
Когда он повернулся и посмотрел на остров – его остров, – он увидел луч света, направленный в море, который двигался к горизонту, а потом возвращался обратно к берегу длинными равномерными волнами.
Маяк светил.

 

 

 

 

Все права защищены © 2012-2017 www.OlleLukoe.ru