Colorator.Net - раскраски для детей
1 1 1 1 1 Рейтинг 3.00 (2 Голосов)

Повесть-сказка: «Муми-папа и море»

На западной оконечности острова стоял маленький домик, построенный из камней и цемента. Он был прочно прикреплен к скале железными скрепами. Сзади он был круглый, как тюлень, и смотрел прямо в море через маленькую, прочную оконную раму. Дом был такой крохотный, что в нем можно было сидеть, только если ты был нужного размера. Рыболов построил его для себя. Сам он лежал тут же на спине, заложив руки за голову, и глядел на ползущие по небу облака.
– Доброе утро, – поздоровался Муми–тролль. – Так это здесь ты живешь?
– Только когда штормит, – туманно ответил рыболов.
Муми–тролль кивнул с серьезным видом. Это подходящий образ жизни для того, кто любит большие волны, – сидеть в самом центре прибоя, наблюдая, как огромные водяные горы приходят и уходят, слушая, как море грохочет по крыше. Муми–тролль хотел спросить, нельзя ли и ему как–нибудь посмотреть на волны, но дом был явно рассчитан на одного.
– Мама шлет наилучшие пожелания, – сказал он. – Она просила меня узнать о ключе от маяка.
Рыболов не ответил.
– Папа не может попасть туда, – объяснил Муми–тролль. Мы и подумали, что, может, ты знаешь, где ключ...
Тишина. Облаков в небе стало больше.
– Там жил смотритель маяка, правда ведь? – спросил Муми–тролль.
Наконец рыболов повернул голову и взглянул на него своими водянистыми глазами.
– Нет, я ничего не знаю о ключе, – сказал он.
– Он потушил маяк и ушел? – продолжал Муми–тролль. До этого он никогда не встречал никого, кто бы не отвечал, когда его спрашивают. Он волновался и чувствовал себя неуютно.
– Я действительно не помню, – сказал рыболов. – Я забыл, как он выглядел. – Он медленно поднялся и зашагал через камни – серый, сморщенный и легкий, как перышко. Он был очень маленький и не имел ни малейшего желания ни с кем разговаривать.
Муми–тролль постоял немного, глядя рыболову вслед, а потом повернулся и пошел обратно через узкую полоску земли. Он направился к лодке, чтобы принести банку.
Скоро они будут есть. Муми–мама разведет костер между корнями, и они разложат еду на ступеньках маяка. Все так или иначе наладится.
x x x
Берег был покрыт совершенно белым песком. Залив, изогнувшийся полумесяцем от одного мыса к другому, образовал ловушку для всего, что ветер сдувал к подветренной стороне острова. Принесенные морем бревна кучами лежали у линии прибоя под кустами ольхи, но ниже по берегу песок был чистый и гладкий, как отполированный пол. Идти по нему было приятно. Лапы оставляли ямки, которые немедленно наполнялись водой, как озера. Муми–тролль искал ракушки для мамы, но все, которые он находил, были поломаны. Наверное, их разбило море.
Он увидел в песке что–то блестящее, но это была не ракушка, а маленькая серебряная подкова. Неподалеку виднелись следы копыт, ведущие прямо в море.
"Лошадь, должно быть, прыгнула в море прямо здесь и потеряла одну из своих подков, – отметил про себя Муми–тролль. – Вот оно что. Какая крошечная лошадка. Интересно, подкова сделана из настоящего серебра или только посеребренная". Он поднял подкову и решил отдать ее маме.
Чуть дальше следы выходили из моря и вели прямо на берег. "Это, наверное, морская лошадь. Я никогда их не видел. Говорят, они водятся только далеко в открытом море, на страшной глубине. Надеюсь, у морской лошади есть запасная пара подков", – думал Муми–тролль.
Лодка лежала со свернутым парусом на боку и выглядела так, будто больше не желала плавать. Она была вытянута на берег так далеко, что казалось, ничего общего с морем не имеет. Муми–тролль стоял неподвижно и глядел на "Приключение". "Мне и вправду жаль ее, – подумал он. – Но она, наверное, спит. Все равно, как–нибудь ночью мы выйдем в море расставить сети".
Спокойные голубовато–серые облака собрались над островом и протянулись параллельными линиями через небо к горизонту. На берегу было очень одиноко. "Я иду домой", – решил Муми–тролль. Домом для него неожиданно стали ступени маяка. Долина, где они жили, отодвинулась вдаль. Кроме того, он нашел серебряную подкову, принадлежавшую морской лошади. Это почему–то все улаживало.
x x x
– Но не мог же он забыть все! – повторил Муми–папа второй раз. – Он должен был знать смотрителя маяка, ведь они жили на одном острове. Они должны были быть друзьями!
– Он совершенно ничего не помнит, – сказал Муми–тролль.
Малышка Мю вдохнула через нос и выдохнула сквозь зубы.
– Этот рыболов – старый дурак с головой, полной водорослей. Я поняла это с первого взгляда. Если двое таких, как он, живут на одном острове, они либо знают друг о друге все, что можно знать, либо вообще не желают иметь друг с другом дела. Возможно и то и другое. Вернее, одно – результат другого. Верьте мне, я знаю. Я разбираюсь в таких вещах.
– Надеюсь, что не будет дождя, – пробормотала Муми–мама. Все они стояли вокруг Муми–тролля. Сейчас, когда солнце скрылось за облаками, было довольно прохладно. Муми–тролль был слегка смущен и не хотел рассказывать им о доме, построенном, чтобы смотреть на волны. И невозможно было отдать Муми–маме подкову прямо сейчас, когда все стоят рядом, уставившись на него. Он решил сделать это позже, когда они останутся наедине.
– Надеюсь, что не будет дождя, – повторила Муми–мама. Она отнесла медную банку к костру и поставила цветы, которые собрал для нее Муми–папа, в воду. "Если пойдет дождь, я должна буду почистить один из горшков, чтобы собирать дождевую воду. Если, конечно, здесь есть горшки..."
– Но все это собираюсь делать я, – с грустью воскликнул Муми–папа. – Только потерпи. Все должно быть сделано в надлежащей последовательности. Мы не можем беспокоиться о пище, дожде и прочей ерунде, пока не найден ключ.
– Ха! – сказала Малышка Мю. – Этот старый рыболов выбросил ключ в море и смотрителя маяка вместе с ним. Здесь творились ужасные вещи, а худшее еще впереди!
Муми–папа вздохнул. Он направился в обход маяка к скалам, нависающим над морем, туда, где остальные не могли его видеть. Его домашние иногда действовали ему на нервы: они никак не могли сосредоточиться на главном. Он размышлял, все ли папы сталкиваются с этим.
Что ж, не было толку искать ключ или пытаться раздобыть его во сне. Он должен почувствовать, где он. Надо попытаться привести себя в нужное состояние, как это делал Мумипапин тесть. Всю жизнь его жена теряла вещи или оставляла их где–то и забывала где. Тогда его тесть поворачивал что–то в своем мозгу. Большего и не требовалось. Он всегда находил вещи после нее, а потом говорил добродушно: "Вот твое старое барахло".
Муми–папа старался. Он бродил между скалами и пытался повернуть что–то в своих мозгах. В конце концов он почувствовал, как все, что там было, начало греметь, как горошины в жестянке. Но ничего не произошло.
Его лапы нашли хорошо утоптанную тропинку, которая бежала между камнями в короткой, сожженной солнцем траве. Пока он шел и включал что–то в мозгах, ему пришло в голову, что, наверное, смотритель маяка пользовался этим путем. Должно быть, раньше он много раз подымался и спускался здесь. И приходил на то же самое место на скале, глядящей в море, куда пришел Муми–папа. Тропинка закончилась. Впереди не было больше ничего, кроме огромного и пустого моря.
Муми–папа подошел к краю и взглянул вниз. Скала уходила в пропасть – обрыв за обрывом, масса играющих и танцующих изгибов, которые терялись из виду в неизмеримой глубине. У подножия скалы рокотал прибой, вода вздымалась и опускалась, тяжело ударяя о скалы и откатываясь назад, как большой неуклюжий зверь. Вода лежала в тени и была очень темной. Мумипапины лапы задрожали, и он отчетливо увидел, как все поплыло вокруг. Он быстро сел, но не мог оторвать взгляда от пропасти. Перед ним лежал великий океан неведомой глубины, и он сильно отличался от моря, которое играло у пристани там, дома. Муми–папа слегка наклонился вперед и заметил маленький уступ как раз под гребнем скалы. Он углублялся в скалу и был закруглен, как сиденье, поэтому казалось естественным спуститься вниз, на эту ровную площадку. Внезапно Муми–папа оказался совершенно один, вокруг ничего не было, кроме неба и моря.
Здесь, должно быть, и сидел смотритель маяка. И, наверное, он часто приходил сюда. Муми–папа зажмурился. Все было таким огромным, что у него закружилась голова, и горошины в ней загремели громче, чем прежде. Смотритель маяка приходил сюда во время прилива... Он видел перед собой белых чаек, парящих над штормовым морем, как снежное облако. Капли воды маленькими жемчужинами долетали до него, зависая на мгновение перед тем, как ринуться вниз, в черную воду...

 

 

 

 

Все права защищены © 2012-2017 www.OlleLukoe.ru