Colorator.Net - раскраски для детей
1 1 1 1 1 Рейтинг 3.00 (2 Голосов)

Повесть-сказка: «Муми-папа и море»

Муми–папа открыл глаза и стряхнул с себя оцепенение. Он прижался спиной и лапами к каменной стене позади и увидел, что в трещинах на скале растут маленькие белые цветы. Цветы, представляете! А в самой широкой трещине блестело что–то ржаво–красное: ключ, тяжелый железный ключ. Что–то щелкнуло в голове у Муми–папы. Конечно, все ясно как день. Смотритель маяка приходил сюда, когда хотел побыть один. Место для размышлений и медитации. И здесь он оставил ключ, чтобы Муми–папа мог найти его и занять маяк. С великими церемониями и с помощью магических сил Муми–папа избран владельцем и смотрителем маяка.
x x x
– Чудесно! Значит, ты нашел его! – обрадовалась Муми–мама.
– Где он был? – воскликнул Муми–тролль.
– О, я точно не знаю, – сказал Муми–папа таинственно. Мир полон великих и замечательных вещей для тех, кто к ним готов. Возможно, его дала мне самая большая и белая чайка...
– Ну да! – фыркнула Малышка Мю. – На шелковой ленте и под звуки военного оркестра, надо полагать.
Муми–папа взошел на ступеньки и вложил ключ в замочную скважину. Медленно, со скрипом, огромная дверь отворилась. Все внутри было погружено во тьму. Малышка Мю метнулась туда как пуля, но Муми–папа поймал ее за волосы и оттащил назад.
– Нет уж, – сказал он. – Ты не будешь первой на этот раз. Теперь я смотритель маяка, и я должен войти первым и провести инспекцию. – Он исчез в темноте с Малышкой Мю, следовавшей за ним по пятам.
Муми–мама медленно подошла к двери и заглянула внутрь. Маяк был пуст, как ствол гнилого дерева, снизу доверху тянулась гулкая винтовая лестница. С огромным усилием ступеньки карабкались все выше и выше по сужающейся спирали, скрипя и постанывая под ногами Муми–папы. Немного дневного света просачивалось через дыры в толстых стенах, и в каждой дыре виднелся силуэт большой неподвижной птицы. Птицы глазели на них сверху вниз.
– Не забывай, что сейчас пасмурно, – прошептал Муми–тролль. – Ты же знаешь, все выглядит мрачновато, если не светит солнце.
– Конечно, – сказала Муми–мама. Она переступила через порог и остановилась. Внутри было очень холодно и сыро. Земля между лужами была темной и мокрой, и на полу лежало несколько дощечек, чтобы добраться до лестницы. Муми–мама медлила.
– Взгляни! – сказал Муми–тролль. – У меня для тебя что–то есть.
Муми–мама взяла серебряную подкову и долго глядела на нее.
– Как красиво! – сказала она. – Чудесный подарок! Я и не знала, что существуют такие маленькие лошади...
– Пойдем, мама, – позвал Муми–тролль. – Заходи, и мы побежим на самый верх!
x x x
Муми–папа стоял наверху в дверном проеме, на нем была новая шляпа с мягкими висячими полями и мятым верхом.
– Что ты об этом думаешь? – спросил он. – Я нашел шляпу внутри. Она, должно быть, принадлежала смотрителю маяка. Входи же! Входи! Здесь все совершенно такое, как я себе представлял.
Это была большая круглая комната с низким потолком и четырьмя окнами. Посередине располагался некрашеный стол и несколько пустых ящиков. Возле камина стояли кровать и маленькая тумбочка. Железная лестница вела к люку в потолке.
– Там наверху свет, – пояснил Муми–папа, – я зажгу его сегодня вечером. Разве это не здорово – иметь белые стены? Комната кажется такой большой и свежей. Если ты выглянешь в окно, то увидишь то же самое – пространство, свежий воздух, свободу!
Он взглянул на Муми–маму, которая начала смеяться:
– Ты абсолютно прав! Воздуха здесь невероятно много!
– Кто–то здесь по–настоящему сошел с ума, – заметила Малышка Мю. Пол был покрыт осколками стекла, а над ними на белой стене расплылось масляное пятно, потеки от него сбежали книзу и образовали на полу лужу.
– Хотела бы я знать, кто это разбил свою лампу, сказала Муми–мама, подымая бронзовую ламповую ручку, которая закатилась под стол, – и сидел потом в темноте.
Она провела лапой по поверхности стола, покрытой сотнями, а может и тысячами крохотных зарубок – шесть в ряд, а седьмая, перечеркивающая их. Семь... В неделе семь дней. Неделя за неделей все то же самое, кроме одной, в которой было пять зарубок. Муми–мама продолжала свое исследование. Она рассматривала чашки и кастрюли, читала надписи на пустых коробках: изюм из Малаги, виски из Шотландии, обыкновенные финские сухари; она подняла одеяло на кровати и увидела, что под ним еще есть простыни, но в тумбочку она не заглядывала.
Остальные смотрели на нее настороженно. Наконец Муми–папа спросил:
– Ну что?
– Он, наверное, был очень одинок, – отозвалась Муми–мама.
– Да, но что ты думаешь об этом?
– Я думаю, здесь очень уютно, – сказала Муми–мама. – Мы можем жить все вместе в одной комнате.
– Ну да, конечно! – воскликнул Муми–папа. – Я соберу бревна на берегу и сделаю кровати. Я построю дорожку и пристань – столько всего надо сделать... Но сначала мы должны внести внутрь наш багаж на случай, если пойдет дождь. Нет, нет, не ты дорогая. Ты должна расслабиться и почувствовать себя дома.
Малышка Мю обернулась на пороге и сказала:
– Я буду спать снаружи. Мне не нужна кровать. Кровати это глупость.
– Хорошо, дорогая, – сказала Муми–мама. – Ты можешь зайти внутрь, если пойдет дождь.
Когда Муми–мама осталась одна, она повесила серебряную подкову на гвоздь над дверью. Потом подошла к окну и выглянула. Она переходила от одного окна к другому. Везде море, ничего, кроме моря и воробьиных криков. Большой земли совсем не было видно. На последнем окне она нашла нестираемый карандаш, кусочки шпагата и иглу для починки сетей. Она начала рассеянно рисовать на окне маленький цветок, аккуратно затеняя листья, но не думая ни о чем определенном.
x x x
Муми–папа стоял на камине, сунув голову в трубу.
– Там птичье гнездо, – закричал он. – Поэтому он не горит.
– А птицы там есть? – спросила Муми–мама.
Муми–папа был довольно черным, когда вылез из камина.
– Какая–нибудь бедная маленькая лысуха, я полагаю, сказал он. – Но ее нет дома. Она, наверное, полетела на юг.
– Но она вернется весной! – воскликнул Муми–тролль. – И она должна найти свое гнездо, когда она прилетит домой. Мы можем готовить на дворе.
– Что? Всю оставшуюся жизнь? – удивилась Малышка Мю.
– Ну, мы можем убрать гнездо через некоторое время, пробормотал Муми–тролль.
– Ха! Типично! – фыркнула Малышка Мю. – Ты считаешь, лысуху волнует, убрали ли гнездо сразу или через некоторое время? Ты говоришь это только для того, чтобы вышвырнуть ее со спокойной совестью.
– Мы действительно будем есть снаружи всю оставшуюся жизнь? – спросил Муми–папа в изумлении. Все посмотрели на Муми–маму.
– Вытащи гнездо, – сказала она. – Мы можем повесить его за окном. Иногда тролли важнее лысух.
x x x

 

 

 

 

Все права защищены © 2012-2017 www.OlleLukoe.ru